Я - Anti-Orange!
Уважаемые участники форума!
Сайт "Я - Анти-Оранж" переехал по адресу anti-orange.com.
Там же находится новый форум.
Данный форум работает в режиме архива, все функции, кроме чтения отключены.

Один час Игоря Ивановича

 
Начать новую тему   Ответить на тему   вывод темы на печать    Список форумов Я - Anti-Orange! -> Перекурня
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Фыркач

Участник


Зарегистрирован: 28.07.2011
Сообщения: 405
Откуда: Киев

Сообщение Один час Игоря Ивановича  |    Добавлено: Чт Май 22, 2014 4:42 pm
Ответить с цитатой

Константин Крылов
ОДИН ЧАС ИГОРЯ ИВАНОВИЧА


Командир вытащил из папки очередной лист, быстро пробежался по строчкам. В тысячный раз подумал, что новая орфография его раздражает. За двадцать четыре года жизни в этом мире он привык ко всему, включая йогурты и кондомы, но вот слова без ятей, с голым, не прикрытым ериком тылом, всякий раз вызывали у него чувство брезгливости. Как, впрочем, и всё остальное, связанное с большевистскими новациями.

- Вашбродь, разрешите доложить! – рявкнул от двери Семён. Игорь Иванович поморщился: Семён, даром что прошёл с ним огонь и воду, а также смерть и воскрешение, как был дубина дубиной, так и остался. Даже новое тело, доставшееся от какого-то адвоката, не придало ему ума. В частности, того обстоятельства, что Игорь Иванович происходил из простых, а офицерскую должность занял только в девятнадцатом, когда было не до чинов, он категорические не воспринимал. Для простодушного, хотя и героического крестьянина с Тамбовщины – за бой под Бродами он получил «Георгия» - любой офицер был «благородием». Объяснять что-либо ему было бесполезно. Правда, именно поэтому Семёна удалось быстро разыскать: уж слишком чудно вёл себя бывший адвокат.

- Вашбродь! Фриштыкать накрыто! – надрывался Семён.

- Да погоди ты со своим завтраком, - махнул рукой командир. – Мне сообразить надобно… А, кстати! Ты помнишь, где мы тогда «Максимы» закопали? Ну, под Малиновкой?

- Как не помнить, вашбродь! – вытянулся Семён. – Как есть помню! И место указать могу! Там ещё вас убило, и Ваценюка… Кстати, Ваценюк где? На том свете или здесь?

- Здесь он, - помрачнел Игорь Иванович. – В Правом Секторе.

- Плохо, - искренне огорчился Семён. – Справный боец был. А нельзя его как-то… это… ну, вразумить, что-ли?

- Эт-то вряд ли, - процедил сквозь зубы Игорь Иваныч. – Они там все закляты.

- А если попа к ним подпустить? Крестом животворящим, молитвою? – не отставал Семён.

Игорь Иванович только рукой махнул, не желая пускаться в объяснения. Бабай говорил, что против заклятий хасидов Коломойского помогал только осиновый кол, натёртый слюной Кургиняна. Зелье стоило дорого, а денег у ополченцев вечно не хватало.

В коридоре послышались торопливые шаги нескольких человек. Потом появилась круглая физиономия Олега.

- Игорь Иваныч, к вам двое! – крикнул он с порога. – Один вроде из ваших!

- Как обращаешься? – заелся было Семён, но командир снова махнул рукой – отстань, мол, от парня.

Олег был из этого мира, хотя всю жизнь тусовался среди реконструкторов. В компании попаданцев он быстро обжился, но отсутствие армейской выучки сказывалось. Из «Максима» он стрелять научился, трёхлинейку тоже освоил, а вот представления о субординации у него были современные московские хипстерские, то есть никакие.

- Давай сюда того, который наш, - распорядился Игорь Иванович.

Через минуту в комнату вошёл человек, чья принадлежность к благородному сословию не вызывала ни малейших сомнений: выправка и выражение лица прямо-таки кричали о том, что их обладатель – самое настоящее благородие, а может быть даже и высокоблагородие. Семён, с его чуйкой на стать, самопроизвольно вытянулся в струну и попытался сдвинуть каблуки.

Пару секунд вошедший потратил на осмотр помещения и присутствующих. Потом чуть ли не строевым шагом промаршировал до стола, отдал честь и заявил:

- Позвольте доложить. Поручик Голицын Александр Владимирович, доброволец. Для дальнейшего несения службы прибыл.

- Владимирович? – заинтересовался командир. – К Владимиру Васильевичу Голицыну имеете ли отношение? И, кстати уж сразу - в каком полку служили?

- Не имею чести быть родственником Владимира Васильевича, - вздохнул пришедший. - Служил у Пепеляева. Убит в бою под станцией Выя, воскрес в дветыщитридандцатом, - снова вздох.

- Тринадцатый… - задумчиво протянул Игорь Иванович. – Это, похоже, уже второй Майдан… Которых Юля вытаскивала, те все до двухтысячных воплотились…

- А, простите, какая связь? – заинтересовался поручик, невольно сбиваясь на современную манеру. – Я, честно говоря, так и не понял, какими образом… - он красноречиво замолчал.

- Как мы сюда попадаем? – закончил за него командир. – Обыкновенно, магическим путём. Вы вообще в курсе здешних дел?

- За год немного разобрался, но… - поручик замялся. – Очень уж непривычно всё. Многого не знаю.

- Неудивительно. Если хотите послушать, присядьте.

- Благодарю, - не стал чиниться Голицын и действительно присел.

- Видите ли, какое дело, - в который уж раз принялся объяснять Игорь Иванович. – У наших украинских небратьев не задалось с государственностью. Ну, независимость они получили, а людей, потребных для руководства державой, как-то не случилось. Вот и решились побеспокоить мёртвых. Нашли сильную армянскую ведьму, пообещали ей то и сё. Провели обряд Низведения Душ прямо на центральной площади Киева. Под видом гражданского протеста, - вспомнил он, – сейчас под протест можно хоть что провернуть… Вот только не учли, что Низведением можно вернуть неупокоённые души, вроде наших. А которые в аду – те в аду и останутся. Ну так Петлюра и Бандера там и пребывают, хоть зови их, не зови… Зато Тараса Шевченко зачем-то с того света вытащили. Воскрес в две тысячи шестом.

- Шевченко? – поручик наморщил лоб. – Поэт который? Это же он песню написал… ну, эту… зоренька ясная, выйди коханая… - принялся он вспоминать давно забытое. – У нас ротмистр был, малоросс, очень душевно выводил.

- Нет, не он. У Шевченко был несколько иной репертуар, - недобро усмехнулся командир. – А сейчас совсем распустился. Имечко себе даже взял – Орест Лютый… Ещё Грушевского сумели достать. Это историк такой украинский. Дрянной со всех сторон – сначала украинцем заделался, потом к красным пошёл служить.

- Вот сволота, - Голицын явно хотел сказать что-то покрепче, но воспитание не позволило.

- Но скользкий гад, и на том свете как-то вывернулся и ада избёг, - продолжал Игорь Иванович. – Пробовали вселить его в Ющенко, это такой премьер у них был, да неудачно. У мужика вся рожа рябью пошла.

- У меня тоже… прыщи были первое время, - чуть смутился Голицын.

- Это у всех бывает, но у этого – как черти на лице горох молотили, - объяснил командир. – В общем, не вышло у них толком ничего. Через десять лет ещё раз попробовали, как звёзды сошлись. На этот раз хасиды взялись. Всё по-серьёзному сделали, с кровавыми жертвами… И добились кое-чего. Даже из ада несколько душ, говорят, вывели. Теперь зверствуют, крови хотят… Ну и нас сколько-то захватило. Особенно из тех, кто в здешних местах воевал. Захватило и раскидало по времени. У нас тут дедушка один есть, его в семидесятом выбросило. Столько лет ждал… Такие дела.

- Гм… да уж, дела, - вздохнул поручик. – А, простите… не сочтите только за недоверие…

- Откуда всё знаю? Я тут давно, искал знающих людей, - Стрелков задумчиво пожевал губами. – Про Бабая, небось, слыхал? Непростой человек, очень непростой. Знающий. Однажды при мне вертолёт сбил. Пошептал что-то – он и упал. Правда, теперь они на свою технику заклятья накладывают… Вот такие непростые дела.

- Да уж, дела, - вздохнул поручик. – Ну а для меня какое задание будет?

- Будет, - улыбнулся Игорь Иванович. – Есть и отсыпаться. Завтра выдвигамся в Славянск. Задачу командования узнаете на месте. Ещё вопросы?

- Да в общем-то нет вопросов… - пришедший замялся. – Хотя нет… хотел спросить, конечно… Вы сами давно здесь?

- Двадцать четыре года, - Стрелков дёрнул краешком рта. – Воскрес ещё в восемьдесят девятом. Вообразите себе, в теле какого-то Гиркина. Ну что за фамилия – Гиркин? А уж времечко… кругом измена, трусость и обман. Воевал, конечно, да только не за своё. Хотя в Приднестровье могло получиться. Ну да ладно, мне ещё работать надо. Бывай здоров, поручик. Служи, как тогда служил.

- Служу Росси… э-э, Донбассу, - пробормотал Голицын.

- России, - строго сказал командир. – Вот тут она у нас и будет, ежели Бог даст… Ступай.

Поручик развернулся и вышел, уже не пытаясь печатать шаг – скорее даже, как-то вразвалочку. Чувствовалось, что он загружен и обдумывает услышанное.

- Вашбродь, так ферштыкать изволите? – снова завёл своё Семён. – Остыло, поди, уже…

- Раз остыло, то не буду, - решил Стрелков.

- Вашбродь, а второго приглашать? Который местный? – Семён умильно вытращился на командира.

- Да не надо. Отведи его к нашим, познакомь. Наплети ему что-нибудь, - распорядился Игорь Иванович и снова склонился над бумагами.

)(

http://krylov.livejournal.com/3320730.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему   вывод темы на печать    Список форумов Я - Anti-Orange! -> Перекурня Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Администрация сайта не несет ответственности за публикуемые на форуме сообщения

© 2005-2016 www.Anti-Orange-ua.com.ru