Я - Anti-Orange!
Уважаемые участники форума!
Сайт "Я - Анти-Оранж" переехал по адресу anti-orange.com.
Там же находится новый форум.
Данный форум работает в режиме архива, все функции, кроме чтения отключены.

СМИ из (о) ЛНР,ДНР,Новороссии. Публицистика, история.
На страницу Пред.  1, 2, 3, ... 33, 34, 35  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему   вывод темы на печать    Список форумов Я - Anti-Orange! -> Украина - не Майдан
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Пт Дек 12, 2014 3:19 pm
Ответить с цитатой

12.12.14 Документальный фильм Елены Семёновой.
"Славянск. Крепость русского духа."




Славянск. Крепость русского духа. Серия 1



Славянск. Крепость русского духа. Серия 2
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Пт Дек 12, 2014 10:45 pm
Ответить с цитатой



12.12.14 Интервью с Маргаритой Зайдлер: "В Европе ситуацию к лучшему изменить крайне сложно, там идет процесс сатанизации".

Беседовала Дарья АНДРЕЕВА, обозреватель пресс-центра "Новороссия".

"Немка, у которой два деда воевали против России, готова защищать Русский мир в Донецке и Луганске.

Как известно, в Новороссии сражается немало добровольцев. И не только из России. Маргарита Зайдлер, православная гражданка Германии, приехала защищать Донбасс от фашизма. Говоря о России и Новороссии она всегда говорит «мы». Свое мнение о том, что это означает сегодня быть русским, она высказала в своем интервью.

- Маргарита, расскажите, нам, пожалуйста, кратко свою историю, как вы — жительница Германии, оказались в Новороссии?

- Из Германии я уехала 12 лет назад и 6 лет жила в монастыре на Западной Украине, потом переехала в Киев, где последние два года работала в организации «Народный собор Украины». Это организация занималась организацией крестных ходов, выступала против евроинтеграции и за единство Русского мира, который искусственно был разделен. Также мы издавали газету. Наш офис был на улице Грушевского и прямо на моих глазах случился Майдан. Ходили эти безумные люди с фашистской символикой и скандировали «Москалей на ножи!». Потом начались захваты зданий, и нашего тоже, к счастью, меня там тогда не было — мы обличали Евромайдан в своей газете «Нерушимое единство». Оставаться в Киеве никакой возможности больше не было. 24 февраля мы были вынуждены всей организацией переехать в Севастополь. В тот момент решалась судьба Крыма и мы вступили в ряды самообороны. Воссоединение с Россией прошло, слава Богу, успешно и без кровопролития. Параллельно шли ужасные события на Донбассе. 3 мая в Славянске погиб один мой хороший друг, доброволец, его расстреляли. На меня это произвело большое впечатление. Кроме того, на Донбассе живет немало моих друзей. Там киевская власть совершает настоящий геноцид в отношении русских и я не смогла спокойно сидеть и смотреть на это. Я приняла решение поехать туда.

Раньше, еще в Германии, я работала медсестрой, водителем Скорой помощи, у меня есть и боевая подготовка, так как председатель нашей организации в Киеве был дальнозорким и предвидел гражданскую войну.

Когда я прибыла в Славянск, Игорь Стрелков нас принял и поручил заниматься информационной работой. Я сначала расстроилась, потому что была готова воевать, хотела попасть на передовую и ухаживать за ранеными. Но на войне как на войне, как говорится, надо выполнять приказ, делать то, что тебе было сказано делать. Но мы тем не менее постоянно ходили с оружием — в Славянске была опасность, что в город прорвутся диверсионные группы, от которых нужно было защищаться. Мы снимали в Славянске места разрушений, гибель мирных жителей, например, видели бабушку, которая оказалась под обломками собственного дома и ее невозможно было оттуда достать. Это очень страшно и тяжело вспоминать. В Киеве называют это АТО. Но разве в Новороссии террористы? Террористы там, в Киеве, они проводят операцию против мирного населения.

В общей сложности, я была в Славянске две недели, до отхода из города, потом мы оказались в Донецке до конца июля, то есть в Новороссии я провела почти 2 месяца.

- Вы хотели бы поехать туда снова?

- Я недавно получила статус беженца, так как я не могу вернуться в Германию. Если я там появлюсь, то меня сразу же обвинят в пособничестве терроризму. Я же засветилась в СМИ. Поэтому я сейчас не имею права пересекать границу, формально ведь это считается российско-украинской границей. Хотя я считаю, что это одна страна. Сейчас я живу в Крыму, в славном городе-герое Севастополе и очень горжусь этим городом, его жителями.

- Говорят, что война — не женское дело, мотивируйте, пожалуйста, свое участие в ополчении. Как вы относитесь к тому, что в ополчении идут дети и женщины?

- Когда мы читаем историю Великой Отечественной Войны, то находим там описание случаев, когда даже 17-летние девушки шли на войну и были готовы отдать свои жизни. Многие женщины просто не хотят, чтобы их дети росли под фашистским игом, мы же видим как зомбируют народ на Украине с детства. Я видела в интернете ролики, где один маленький мальчик изрисовывает все свастикой, или две девчонки в юбочках и с косичками «зигуют», демонстративно машут ножами перед камерами и угрожают нам, «москалам». Это уже не дети, когда они вырастут — это будут убийцы, не люди. Матери, женщины прекрасно понимают эту опасность, и изо всех сил хотят внести свой вклад, сейчас когда идет духовная война. Не все женщины воюют, конечно, они помогают как могут — варят, готовят, работают врачами и санитарами, или, как я, занимаются информационной работой.


К сожалению, идут в ополчение и дети, недавно читала о школьниках, которые перешли на заочную форму обучения, чтобы пойти сражаться. Им учиться-то негде, так как их школы разбомбили ВСУ. Мы воюющих детей тоже видели во времена ВОВ. Это печально и страшно, что им придется воевать, но они уже мыслят как взрослые. Весь Запад — и ОБСЕ, и правозащитные организации, воют о том, что дети сражаются в Новороссии. Но они забывают о том, что уже большое количество детей убито или искалечено навсегда артобстрелами ВСУ! Никто этих детей не заставляет и запрещать им это бесполезно — они сами хотят защищать своих матерей, братьев и сестер, и они не видят другого пути кроме, как идти самим. Бывает, что они потеряли всех родителей во время «АТО».

- Вы не считаете, что разрешение конфликта может быть достигнуто путем мирных переговоров?

- Я не думаю, что в Новороссии будет мир в ближайшее время. Украинская сторона, так называемый президент Украины против этого. Я считаю, что для Киева Минские договоренности — просто бумага, мы видим, что с ними договориться не получается. Я сама из Германии, и очень болезненно отношусь к тому, что было во времена Великой Отечественной Войны. Оба моих дедушки, конечно, не по своей воле, воевали на противоположной стороне. Как показали нам те события, есть только один путь одоления фашизма — его полное уничтожение. Никому бы тогда не пришло в голову вести переговоры с Гитлером. Фашисты не остановятся, Украина уже заявила о том, что после Донбасса они могут взяться за Крым, постараются завоевать его обратно, за ним последуют Кубань и Краснодарский край, которые якобы принадлежат Украине, и, в конце концов, нам придется отражать натиск фашизма перед самой Москвой.

- Ваши деды воевали на стороне Гитлера. Сегодня, выступая против фашизма, вы пытаетесь как-то искупить их вину? Как вы думаете, смогут ли примириться братские народы России и Украины?

- Насчет вины — это частично так. Я приняла еще в 1999 году православие и уже 12 лет живу на территории Святой Руси, сначала это была Малороссия, Киев — это мать русских городов, все это — русская земля.

Даже Богдан Хмельницкий просился под покровительство российской державы, Петр I сначала не соглашался, потому что это означало бы войну с Польшей, но в итоге пошел на это. И сейчас говорят, что Россия — оккупант, но Малороссия и Новоросссия, Крым, в особенности — это исконно русские земли.

Во все времена пытались расколоть Россию, уничтожить православие . Известный немец, Великий князь Отто фон Бисмарк еще 150 лет назад говорил, что нападать на Россию бесполезно, ее можно победить одним способом — разделить нас, отколоть Малороссию, создать миф украинства и столкнуть лбами две части России, две части великого русского народа. Всем известен лозунг «разделяй и властвуй». Мы наблюдаем, как это выполняется сейчас на наших глазах. Как и во время гитлеровского фашизма, даже мощнее, чем геббельсовская пропаганда, работает сейчас украинское телевидение, и большая часть народа просто зомбирована. Надо просто выключить телевизор. И надо освободить Киев и Львов. Украине необходима денацификация, другого пути нет. . Конечно, я надеюсь, что несмотря на все страшные преступления, у нас будет опять единый народ.

- Вы говорите «разделить нас», «у нас». Вы считаете себя русской?

- Да, я ощущаю себя русской. Быть русским — это не вопрос национальности, я немка, но я уже давно стала духом русской. Что такое русский дух, что такое быть русским? Русский — это человек православный, который любит русскую культуру, историю, русских людей и Россию, имеет широкое сердце.

Один афганец, будучи мусульманином, говорил, что сейчас стоит вопрос: с кем ты — с Россией или США? Это главный вопрос. США навязывают свое господство, хотят взять под контроль весь мир, нести всюду свою демонократию, как я ее называю.

Я считаю, что вообще мир сейчас разделяется на Русский мир и все остальное. У меня есть знакомые в Австрии, Германии, которые говорят, что надо перейти от трансатлантизма к ориентации на Россию. Я думаю, что все эти люди представляют собой составляющие Русского мира. И кто не против нас, тот с нами. А в Европе ситуацию к лучшему изменить крайне сложно, там идет процесс сатанизации общества, недавно внесли законопроект о легализации инцеста, легализовали однополые браки, закон о детской эвтаназии. Это очень страшные вещи, и скоро они уже дойдут до людоедства. А мы все будем спасаться в России. Здоровые силы в Европе должны объединиться против всемирного зла, и мы вместе будем расширять Русский мир.

- Вы говорите, что занимались и занимаетесь информационной работой для Новороссии, следите ли за информационным полем на Западе по этой тематике?

- Да, и можно говорить о том, что Европа находится в информационной блокаде, потому что официальные каналы и СМИ сообщают неправду.

У меня хотел взять интервью немецкий первый телеканал, я попросила главного редактора прислать вопросы, и они показались вполне безобидными. И я уже почти была готова дать им интервью, но когда попросила корреспондентов канала в Донецке прислать вопросы еще раз, они имели глупость переслать мне письмо редактора, предназначавшееся только им. Там было написано: нам надо знать с какими генералами она общается, кто им помогает в Германии, нам надо знать телефоны и e-mail-ы, какая ее задача в штабе и так далее. Все это было больше похоже на допрос БНД (немецкая спецслужба). Разумеется, я отказалась от интервью. Но они все равно слепили какую-то передачу из того, что имелось в Интернете, подставив ложные кадры мужчин в масках с автоматами, которые якобы препятствовали доступу ко мне. Я очень расстроилась из-за этой передачи, писала на канал письмо, но это все бесполезно.

И так сплошь и рядом, все, что вещается в Европе насчет Новороссии и политики Путина — ложь, и их задача оклеветать Россию.

Также было с катастрофой малайзийского Боинга под Донецком, еще комиссия не взялась за расследование этого дела, а везде уже писали, что во всем виноваты ополченцы и Россия.

Я сейчас стараюсь говорить о том, что происходит, чтобы прорвать информационную блокаду, в том числе, и для немецкоязычной аудитории.

- Какие опасности ждут Россию в это сложное время, как вы считаете? Выстоит ли Новороссия?

- На мой взгляд, существует серьезная опасность внутри России. Всеми силами западные оккупанты внедряют бандеровцев, они уже в достаточном количестве присутствуют в России. Они могут попытаться повторить то, что было на Украине. Но надеюсь, что у нас здесь в России, в Москве до этого не дойдет.

Нужно быть готовыми к тому, что будут пытаться уничтожить Россию через горячую войну в Новороссии, чтобы она перекинулась к нам. Россию хотят уничтожить политически, экономически, информационно, пытаются ослабить ее изнутри. И мощно стараются развратить молодежь. А без молодежи нет будущего страны.

Как только где-то в мире появлялось сильное правительство, как только страны расцветали экономически, тут же происходил сценарий, подобный киевскому. Мы видели это в Аргентине, в Ливии, где люди жили почти как в земном раю, и Каддафи обеспечивал свой народ, но США поработили ее. Осталась только Сирия, Иран, а враг номер один для США — это Россия.

Но Россия не оккупант и не агрессор, она никогда не начинает войны сама, а только защищается от внешних врагов. Но я верю в нашу победу. Есть предсказание Св. Прав. Иоанна Кронштадтского и других святых, что Россия победит и будет мощной и сильной державой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Вс Дек 21, 2014 7:56 pm
Ответить с цитатой



Военкор "Русской Весны" Белла.
20.12.14 Позывной «Тигрос»: «Пришлось заново учиться стрелять»

Он один из тех, кто ушел защищать республику от фашистов в первые дни агрессии. До войны жил в Ясиноватой, имел семью и мирную профессию строителя. Теперь Тигрос командир роты и помощник коменданта родного города. На вопрос, что привело его в ряды ополченцев, отвечает так:

— Мой дед защищал свою землю в Великую Отечественную войну, воевал с бандеровцами. Теперь подрастает сын. Ему 11 лет. Неужели я мог допустить, чтобы на мою землю пришли «прыгуны» с майдана, чтобы насаждали здесь украинский национализм. И я взял оружие. Это было еще весной. Когда пришел в ополчение, то опыт был только армейский, да и тот забылся. Я был из числа так называемых непрофессиональных военных. Пришлось заново учиться стрелять. Но тут много таких, как я, что военную науку и практику проходили уже на полях сражений. Наверное, я был неплохим учеником, поскольку остался жив.

— В каких боях приходилось участвовать?
— Под Пантелеймоновкой, Авдеевкой, Ясиноватой. С украинскими наемниками все ясно. Но срочников, которые в нас целились, почему-то было жалко. Когда мы пошли в наступление, было видно, что они нас бояться. Многие из солдат не хотят воевать, их гонят сюда, как на убой.

— Пару недель назад вдруг прошла информация о том, что в Ясиноватой идут бои, то есть враг прорвался в город. Что это было?
— Мы сами не сразу поняли, что происходит. Эту информацию услышали из СМИ. Ополченцы друг у друга спрашивали, мол, неужели укроп уже в городе. Не может такого быть. Но в городе было тихо. Могу высказать свою версию этой дезинформации. В тот день под Ясиновай, ближе к Авдеевке, между украми завязался бой. Мы не знаем, что они там не поделили. Но положили много своих и с одной, и с другой стороны. Жертвы нужно было как-то оправдать. Вот они и придумали эти мифические бои в Ясиноватой.


— Вы сейчас помощник коменданта города. Есть проблемы с криминалом?
— В разгромленном городе, откуда выехали тысячи семей, комендатура необходима. В многоэтажках повреждены окна, двери. Много квартир, куда можно свободно зайти. Мы боремся с мародерством, другими проявлениями преступности. Ведь когда-то же люди вернутся в свои дома.

— А чем вы занимались в мирное время?
— У меня была романтическая профессия — я монтажник-высотник. А в строительстве занимался облицовкой фасадов зданий. Хотелось, чтобы наша Ясиноватая была самым красивым городом. Но сейчас она разгромлена. Целые микрорайоны лежат в руинах. Очень надеюсь когда-то вернуться к своей профессии. После победы, я уверен, она будет нужна.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Вс Дек 21, 2014 8:00 pm
Ответить с цитатой



20.12.14 Интервью с командиром отряда ополчения с позывным "Клуни", 9 декабря 2014.


20.12.14 Интервью с командиром отряда ополчения с позывным "Клуни", 9 декабря 2014.

Журналисты "Правда ДНР" взяли интервью у одного из лучших командиров ополчения - Клуни.


Клуни "нормальный интеллигент", образован, спокоен, говорит грамотными длинными предложениями, практически не пользуется солдатским жаргоном. Никакой бравады и мотивационных выкриков. До войны был программистом. Он простой житель Донецка.

Как все, ходил на митинги и думал, что это что-то изменит. Думал о федерациях, правах человека. В сущности, ничего особого даже и не требовал. Русский язык, политические свободы, немного экономики. В ополчение включился уже в первых боях и был всегда на передовой. Не единожды ранен, но возвращался в строй.
Чем он известен, если кто-то ещё не знает? Личной храбростью. Хладнокровием и отличным командованием. У него очень низкие потери при высокой успешности действий. Уделяет много внимания подготовке бойцов, в бои вводит по возможности плавно, чтобы ребята могли набирать опыт постепенно.
Дисциплина в его подразделении близка к идеалу. В расположении у его подразделения порядок, бойцы понижают тон при передвижении по казарме и стучат в дверь, прежде чем войти в кабинет к командиру.

Кто он? Теперь он один из лучших командующих в республике! Тот, о ком не говорят, просто потому, что ему это не нужно. Он исполнит любой приказ, даже если придётся остаться одному и обороняться, прикрывая отступление своего отряда... Он простой человек, как каждый из нас...
За что он воюет? Против чего? Самый трудный бой, а может запомнившийся или может смешная ситуация на войне? Нашёл ли он настоящую дружбу на войне и если ли ему что сказать в обращении к украинцам? На эти и многие других вопросы вы найдёте ответ в интервью. Смотрите до конца, оно того стоит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Вс Дек 21, 2014 8:31 pm
Ответить с цитатой



21.12.14 КАК УКРОПЫ ПЫТАЮТ НАШИХ. Интервью корр. Александра Чаленко с Александром Бедновым.

Интервью со знаменитым командиром ГБР Александром Бедновым (позывной «Бэтмен»), в котором он рассказал о первом ночном бое своего подразделения, о пытках и казнях, которым подвергли его бойцов айдаровцы.

Как оказалось, с Бедновым я познакомился еще в Москве в апреле 2014 года. Этот скромный и улыбчивый парень, одетый в черные брюки и черную футболку, узнал меня. «Вы же Александр Чаленко? Я очень любил читать ваши блоги на «Украинской правде». Вы очень хорошо и по делу пишете», — обрадовался он нашей встрече.


Мы сидели в номере одной из гостиниц на южной окраине Москвы, пили коньяк. «Русская весна» тогда только-только переходила из мирной в военную фазу. Он и его товарищ рассказывали мне, почему решили соорганизоваться в военное подразделение.

По их разговорам я понял, что его коллега командир над ним. Мне показалось тогда это очень странным, так как командир был чересчур простоват, что ли, Беднов же выглядел солидней. Мне тогда показалось, что он далеко пойдет.

Потом его фотографии и интервью я увидел летом на патриотических ресурсах. Его представляли командиром бригады «Бэтмен».

Это же интервью мы записали уже в конце года недалеко от Красной площади в присутствии его жены-врача, которая служит вместе с ним. Сама она гинеколог, но пришлось переквалифицироваться и ухаживать за ранеными.

— Давай вспомним, как начиналось твое участие в вооруженном сопротивлении хунте? Почему ты, житель Луганской области, во время «русской весны» примкнул к Мозговому, а не к Болотову, которого избрали «народным губернатором» Луганска?

— Потому что Мозговой тогда занял более активную позицию в отношении фашизма, который тогда надвигался на Донбасс, а Болотов более пассивную. По своему темпераменту я человек активный, сидеть на месте не могу (в этот момент смотрит на жену)… жена тогда очень волновалась…


— Не отпускала тебя на войну?

— Очень сильно переживала, волновалась… А затем, когда я уже находился в составе подразделения Мозгового, я вышел на уровень командира взвода. Это произошло уже к концу марта месяца. Мы тогда переместились в Свердловский район Луганской области. Там была бывшая турбаза, где мы организовали тренировочный центр.
Потом когда я увидел, что хунта после референдума начинает продвигаться потихоньку на нашу республику, мы, переговорив с Алексеем (он тогда не был не то что в Алчевске, не был даже в Лисичанске, мы стояли в Станице Луганской), двинули в родные края, в Луганск.

— Сколько вас тогда было человек?

— Это уже легенда. Двенадцать человек и я. И на эти 12 человек было шесть автоматов Калашникова, два карабина «Сайга», причем один из них мой личный. На войну я шел со своим оружием. Был еще один пулемет Калашникова.

— А что за ребята были с тобой?

— Мои родные луганчане.

— Они военные?

— Нет, и я не военный. Я милиционер, хоть и была спецназовская подготовка. У ребят были абсолютно мирные профессии. Один был бизнесменом. У него было несколько торговых точек. Другой был совладельцем фирмы такси. Еще у одного — небольшое кафе. Четвертый был охранником в ночном клубе. Пятый — обычным таксистом. Абсолютно мирные профессии. Мы все луганчане и были частично знакомы еще до войны, частично познакомились, когда формировалось ополчение Мозгового.

— А почему ты выбрал себе позывной «Бэтмен»?

— Летучая мышь. Я просто позиционировал свое подразделение, как подразделение специального назначения, выполняющее, в том числе, и функции разведки. А летучая мышь — это эмблема разведуправления. Но это так, отголосок. А по большому счету, это тотем, знак подразделения, который олицетворял саму сущность подразделения — действовать незаметно. У летучей мышки есть свои локаторы. Они с помощью локаторов вычисляют врага и вредителя. Точный молниеносный удар, без шума, а для окружающих это практически незаметно. Посторонние люди от этого не страдают. Мы никогда не афишировали свою деятельность.

— Можешь вспомнить свой первый бой?

— Это произошло где-то ближе к концу апреля. Мы вышли на пограничную заставу в одном из сел Луганской области. По нашим данным туда зашли порядка 30 спецназовцев, в том числе и иностранные наемники. Поляки. Там даже находился украинский генерал.
Мы им предложили покинуть территорию нашей области. Просто мы не хотели, чтобы в случае войны эти спецназовцы ударили нам в спину. Они отказались. Мы выдвинули ультиматум — опять отказ.
Тогда мы решили зайти на территорию заставы, выдавив ворота. Когда наш трактор начал приближаться к воротам, с заставы по нам был открыт интенсивный огонь. Мы заняли позиции вокруг.

Ночной бой продолжался шесть часов. С применением тяжелого стрелкового вооружения. Работали подствольники и «Мухи». Минометов тогда еще не было. Причем 2 наши «Сайги» остались на охране нашего лагеря. У нас просто была информация, что к нашему лагерь могли подойти диверсанты. И вот шесть человек с автоматами и седьмой — с пулеметом — выдвинулись к погранзаставе. И еще 2 человека из моего отряда пошли просто с голыми руками. У одного был легкий бронежилет.
Я обнаружил, что они пошли вместе с нами, когда мы уже заняли позиции. Я им: «Что делается, а ну бегом отсюда. А они: может, оружие попадется нам». Оружия катастрофически не хватало. Мы в этом бою были с минимальным запасом. Каждый патрон был на счету.
Еще 2 человека примкнули к нам, у них были винтовки с оптически-снайперским прицелом. Вот один из них застрелил полячку-снайпершу. Она засела на чердаке в доме на заставе. Там было небольшое окошко.
Снайпер говорил, что видел в свою оптику накрашенные ногти. Сначала думал, что показалось. Просто стреляли трассирующими патронами, тут и там вспышки. Снайперша серьезно работала по нам. И тут очередная вспышка, и он выстрелил в нее. Потом через несколько дней мы узнали, что в морге больницы станицы Луганская находится неместная женщина с пулевым ранением. Позже мы выяснили, что она полячка.
Заставу мы не взяли, она была очень серьезно укреплена, а у нас не хватало ни сил, ни средств. Но при штурме с нашей стороны никто не погиб. На заставе было порядка 100 человек. К нам присоединились тогда еще порядка 10 человек из станицы Луганской. Предпринимались еще неоднократные штурмы. Тогда двое погибло.

— А потом как воевали?

— Когда стала просачиваться Нацгвардия, ходили в рейды. Тогда мы кошмарили злополучный Макаровский блокпост. Он у укров к концу активных боевых действий считался местом смертников. Когда они там начинали окапываться, мы тогда правдами-неправдами вымутили один миномет. Пришла информация, что укры устанавливают блокпост. Выехали туда. Нас было человек 40. Часть с оружием, часть без. У них было 2 БТРа, четырехствольная установка «Шилка» и техника для строительства и рытья. Они расположились, начали зарываться. У них там был минометный расчет. И вот одна часть наша залегла, заблокировав дорогу, часть залегла в лесополосе в километрах в 1,5-2 от укров. А они ходят посреди поля. Стоит «Шилка», смотрит совершенно в другую сторону. Мы в посадке, приволокли туда миномет, установили в поле за посадкой. И началось. И вот тогда произошло наше боевое дневное крещение.
Тогда я впервые увидел, как в мою сторону стреляют 4 ствола калибром 23 миллиметра и рубят посадку. Это, конечно, жуткое зрелище. Когда он стреляет 1200 выстрелов минуту, тогда падаешь в землю и пытаешься в нее вжаться. Ощущение не из приятных. У нас позиция была хорошая, мы были чуть за пригорком.
Укры сначала не поняли, что к чему. Первые наши мины легли с большим перелетом. Потом с недолетом в метров в 500. Их экскаватор после этого развернулся и тикать с поля. Первый блин всегда комом: из 42 мин только последние 5 легли куда надо. У них 30 двухсотых и порядка 40 тяжелых трехсотых.

— Курьезных случаев не было у тебя в подразделении?

— Был. Вот этот владелец кафе с позывным «Борода». В одном из перерывов боя слышу храп. Поворачиваюсь, а это Борода, каску натянул на лицо и храпит. Это была реакция организма на стрессовую ситуацию. Я его толкаю: «Ты чего? Укров на нас наведешь».

— А бои в основном вы вели ночные?

— Да. У них с самого начала был перевес по технике. У меня ребята из моего отряда поубивали свои личные машины. Мы действовали партизанскими методами.

— Персонажи у тебя какие-то интересные в бригаде были?

— У меня был уникальный человек, который служил в норвежской армии. Он сам родом из Санкт-Петербурга. В Норвегии разорвал контракт пулеметчика. У меня есть группа «Русичи». В ней воюют россияне. Был у меня в отряде и русский из Германии. Один из моих бойцов был байкером из Хабаровска. Он приехал к нам на собственном мотоцикле. Преодолел 10 тысяч километров. Мотоцикл оставил в клубе «Ночные волки», филиал Хирурга в Луганске. Воюют девушки-снайперы. Казахи воюют. И они понимают, что сейчас идет война не за ДНР или ЛНР, идет война между Западным миром и Славянским. Если фашизм укрепится тут, в подбрюшье России, то он проползет и туда, в саму Россию. Тут идет война цивилизаций. Это попытка геноцида и уничтожения русского этноса как такового. И в чем отвратительность всего этого: славяне воюют со славянами.

— С пленными разговаривал часто?

— Первым пленным был земляк, луганчанин. Служил в Нацгвардии. Он пошел полудобровольцем. Он был техником по монтажу антенн сотовой связи. И в один прекрасный день, когда они возвращались с монтирования мачты, его остановили на блокпосту и спросили, почему ты еще не в армии. Вот так его забрили в «Айдар». Но он был слесарь-механик по ремонту техники.

— А кто вообще в «Айдаре» воевал?

— Мое подразделение принимало самое непосредственное участие в уничтожении первого и третьего состава «Айдара». Основная масса в этом батальоне была идейными западенцами. Из Волынской и Львовской областей.

— А что поразило и обратило на себя твое внимание, когда ты разговаривал с украинскими военными, которые попадали к вам в плен?

— В Новосветловке, которую они заняли 15 августа, практиковались пытки мирного населения, убийства. Пьяные айдаровцы расстреливали дома из танков, там творили жуткие вещи. Когда они выходили небольшими рейдовыми группами — БМП и танк — на дорогу, которая ведет от Луганска до Краснодона, то расстреливали гражданские машины просто потехи ради. Видят, едет машина, и начинают пристреливать минометами.

Установлен факт, когда они согнали жителей Новосветловки в церковь, а сами устроили неподалеку свой штаб. Это было сделано с простой целью, чтобы люди были живым щитом. Это делалось, чтобы мы не открывали артиллерийской огонь, потому что мы же не будем открывать огонь по своим. Вот такой живой щит.

В Новосветловке один из моих бойцов попал в плен, где провел полторы недели. Били каждый день. Он 4 дня держался за жизнь. После 4-го дня сказал палачу: «Всё, лучше убей меня». В этом ему отказал рыжий такой айдаровец: «Не, ты тогда легко отделаешься». В общем, ему там поотбивали все.

Устраивали пытки телефоном. Привязывали руки ополченцев к выхлопным отверстиям выхлопной трубы танка или БТРа и газовали. Через несколько минут от рук ничего не оставалось. По зверствам они далеко переплюнули фашистов.
Моего парня спасло то, что он не признался, что был активным участником боевых действий. Он сказал, что занимался просто подвозом продовольствия. А тех, кто под пытками признавался, что участвовал в боях, тех сразу же расстреливали. Сначала отрезали указательные пальцы на руках, а потом расстреливали.

— Зачем они это делали?

— Это в случае, если кому-то из пленных удастся сбежать, он уже не сможет стрелять. Парню-снайперу укропы прилюдно отрубили руки. Один из айдаровцев уперся ногой, оттянул руку, а второй сначала одну руку отрубил, потом достал пистолет, выстрелил в лицо, попало в челюсть, а потом в грудь. Агонизирующее тело упало, а айдаровец прикрикнул на рубильщика: «Чего стоишь, оттягивай руку». И отрубили вторую руку.

— А этих палачей не поймали?

— Большая часть этого состава «Айдара» полегли, когда мы выбили их оттуда. Вонь от их трупов такая стояла…


— Как вы, ополченцы, живете с гражданским населением? Не жалуются они на вас: пенсии и зарплаты не платите, например?

— Были единичные случаи. К этому приводила изуверская тактика украинских войск, когда они копировали американцев. Нечего заходить в город. Город просто блокируется, начинаются массированные обстрелы гражданского населения. Уничтожение населения. А не было бы войны, говорят они, — не было бы ничего.
Но основная масса наших земляков понимает, что война не бывает бескровной. Тем более такая несправедливая. Когда ко мне подходили такие и говорили, что уж лучше под украми, но спокойней, я им отвечал, что если бы под украми, то ваш труп сейчас дотлевал бы или на том столбе, или на той вишне, или абрикосе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Пн Дек 22, 2014 1:56 pm
Ответить с цитатой



21.12.14 Интервью с командиром батальона Казачьего Союза Области Войска Донского с позывным "Шум"

Журналисты "Правда ДНР"
взяли интервью у командира батальона Казачьего Союза Области Войска Донского с позывным Шум.
Краткий перечень вопросов, что заданы были ему:
- самый запомнившийся бой и самый трудный бой
- боевое братство и настоящая дружба
- самое тяжелое в войне
- готов ли он будет поддержать украинцев в походе на Киев...
а всё остальное вы узнаете из видео. Смотреть всем, оно того стоит.

Интервью с командиром батальона КСОВД - Шум / Shoom the well known militia leader
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Пн Дек 22, 2014 2:00 pm
Ответить с цитатой



21.12.14 Интервью Грэма Филипса с командиром "Жорой"

Командир Жора - Эксклюзивный Бункер Интервью - Часть 1/3


Командир Жора - Эксклюзивный Бункер Интервью - Часть 2/3


Командир Жора - Эксклюзивный Бункер Интервью - Часть 3/3
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Пн Дек 22, 2014 2:31 pm
Ответить с цитатой



СПРАВКА «КП»
Владимир Николаевич НОВИКОВ родился 4 сентября 1974 года в Запорожье. Два высших образования - техническое и экономическое. Учредитель строительной компании «Профессионал Комплекс». С лета на передовой. Командует отрядом спецназначения «Троя».

22.12.14 Интервью с командиром отряда спецназначения «Троя» Владимиром Новиковым:

«Украина перестала существовать с первым залпом в Донбассе». Командир отряда спецназначения «Троя» Владимир Новиков рассказал «Комсомолке», как стал личным врагом Порошенко и поднимется ли против нацистов Запорожье.

- В свой день рождения я узнал, что объявлен личным врагом Порошенко, и голова моя подросла в цене до 150 тысяч долларов, а начинал с 10 тысяч, - рассказывает командир отряда спецназначения Владимир Новиков (позывной «Алабай»).

- Кстати, а почему Алабай?

- Решили, что похож на среднеазиатскую овчарку, - усмехается визави.

Грустно-холодные голубые глаза, спокойный тон, джентльменские манеры - то, что человек вернулся с передовой, выдает разве что лежащий на столе айфон, напичканный военными снимками не для слабонервных.

Запорожский предприниматель Владимир Новиков был владельцем крупной строительной компании (из самых известных проектов - завод «Хортица»), а с лета оказался в ополчении, где и встретил свое 40-летие. Мол, неприлично отсиживаться тому, чьи дедушка и бабушка познакомились на фронте и привили ненависть к нацизму на поколения вперед.

- У меня больше 50-ти человек с хорошей спецподготовкой. Есть ветераны спецназа, ВДВ и «афганцы», много шахтеров. Кто-то просто 10 литров борща несет - кто как может, помогает. В сентябре в Ждановку приехали польские наемники, и каратели решили организовать футбольный матч Польша - Украина. Ну и получили от нас салют - 16 залпов из самоходных гаубиц «Гвоздика»... Поляков, тех, кто выжил, с передовой убрали как деморализованных и уже небоеспособных.


В той же Ждановке и Нижней Крынке, на шахте № 22 мои бойцы обнаружили массовые захоронения. 21 сентября каратели, воспользовавшись договором о перемирии, оттуда сбежали. Две ямы по два с половиной метра. Молодые девушки, одна на последних месяцах беременности. Руки у жертв связаны, пули в головах. Меня уже трудно удивить, но тут эмоций было через край. Иностранных наблюдателей только носом тыкать надо, может, тогда и заметят эти варварства. А так вокруг нас и России сплошной театр лжи и лицемерия.

Стояли в селе Инженерное - там давно уже ни воды, ни света - колодцы маслом и ядом залиты!

Знаете, что мы видим постоянно? Загоны с надписью «Бабы», где лежат трупы замученных людей, прицельные обстрелы жилых кварталов, храмов. В Кировском храме укры под видом прихожан установили в центре маячок. А потом туда шарахнула ракета. От храма только периметр остался. Повезло, что служба уже закончилась, люди расходились. Священник вылетел через окно, но выжил.

- Откуда такое озверение? Ведь славяне, христиане...

- Сам не знаю. Наркотики и взращенная с детства ненависть к «москалям».

- Что говорят они сами на допросах?

- У всех один шаблон: не воевал, не стрелял, случайно оказался...

На кадре из айфона Новикова - гриб до облаков.

- Это в сентябре на блокпосту у Кировского. Чтобы украинская техника не прошла туда на штурм, пришлось подорвать их на рассвете. Потом Гелетей (тогдашний министр обороны Украины. - Ред.) обвинил Россию в ядерном ударе и вскоре остался без портфеля.

- Вам не кажется, что переборщили?

- На войне переборщить нельзя, - отрезает собеседник. Пока думаю, что на войне явно своя правда, он вспоминает следом малайзийский «Боинг». - Украинцы сбили его в небе над Кировским «сушкой». Мои бойцы видели это и были первыми, кто туда рванул. Нашли среди обломков клетку с канарейкой. Живой. Как выжила - не представляем. Выпустили птаху...

Попадаются и трогательные снимки - вот жмущийся к ополченцу мальчонка-сирота.

- Объезжали как-то блокпосты, и мальчик к нам прибился. Пошел за хлебом в Кировском, а домой мина прилетела. Мама и папа погибли. Журналисты отвезли его в Донецк, а там один из ополченцев пристроил его быстро к подмосковной родне.

- Почему не поднимается ваше родное Запорожье?

- Там очень активное подполье, люди просто ждут подходящий момент. Сейчас Запорожье в оккупации, в глубоком тылу и полностью под контролем хунты. Запорожские фашисты скоро удивятся - ну те, кто успеет. У нас все готово к тому, чтобы помешать сбежать нынешним начальникам и пособникам укронацистов. Зачем обманываться - Украины уже нет. Когда прозвучал первый залп в Донбассе, она перестала существовать. Юго-востоку кричат: «Чемодан - вокзал - Россия». Ну вот крымчане взяли с собой в Россию и вокзал. Докричатся и тут.

На прощание Алабай вдруг признается, что его мечта сегодня - взять в плен Яценюка («сколько бы мог рассказать Кролик!») и Ляшко («ради хита»).

- Да Яценюк может и без плена все рассказать, если ему наш пранкер Вован дозвонится!

- Мы и без пранкера его нормально разболтаем. Вот увидите, то, что было в 1945-м, повторится в 2015-м. Напишите, что у фашистов все будет плохо. Нас можно убить, но не победить! - машет он мне напоследок.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Пн Дек 22, 2014 9:35 pm
Ответить с цитатой





22.12.14 Интервью с командиром Русской Православной Армии Михаилом Вериным.

Расположение Русской Православной Армии – настоящая крепость, обложенная мешками с песком, уже на входе чувствуется суровый казарменный дух, раньше здесь было училище. Пока ждем Мишу Пятого в одном из учебных классов, нам приносит кофе один из его бойцов, в огромных ручищах по две кружки со сладким растворимым напитком, следом — поднос со незамысловатыми сладостями. Миша будет давать интервью на фоне противотанковой ракеты. Но это не его инициатива. «Так зловеще будет выглядеть, на самом деле, я не настолько кровожадный, вот если бы сзади поставили корзину с шашлыком, это было бы приятнее», — шутит он. Бывший менеджер сети фастфуда, а ныне успешный командир РПА рассказал, как удалось так быстро создать настоящую боеспособную армию из ополчения.

Представьтесь, пожалуйста, и расскажите о себе.

— Верин Михаил Андреевич, командир 1-го батальона Пятой бригады Оплот, батальон называется Русская Православная Армия. Что могу сказать: на сегодняшний день устройство армии ДНР бригадное, корпусное, батальонное, ротное. Мы уже настоящая армия, костяк Вооруженных Сил ДНР. Скажем так, мимикрировали из ополченцев в настоящие вооруженные силы.

То есть вы хотите сказать, что на данный момент вооруженные силы ДНР окончательно сформированы?

— Нет, совершенства не существует в принципе, но к нему нужно стремиться, поэтому мы себя совершенствуем и учимся. На сегодняшний день мы многому научились.

Расскажите историю Русской Православной Армии, как вы взаимодействуете с Оплотом?

— Название у нас всегда было одно — Русская Православная Армия, ни разу меняли его. Рассказываю: в свое время в были разные общественные движения, не все из них стали воинским подразделениями.

Русская Православная Армия была сформирована чуть позже. На момент, когда мы стояли в феврале на памятнике Ленина, ее не было, как не было батальона Восток, был Оплот, созданный Евгением Жилиным, была Коммунистическая партия, которая до сих пор представлена на Украине, была Партия Регионов, а мы представляли просто движения, которые себя как-то называли, например, было движение Сармат, были донские казаки в разных формах, они и до сих пор существуют. Одним словом, было много различных движений. Любая группа людей, которая не хотела быть бесхозной, без Родины и флага, придумывала себе название. Мы себя организовали из нескольких малых групп: Русская Добровольческая Армия, Сармат, Православный Донбасс, Подразделение Щит, все это были небольшие группы людей, которые в какой-то момент решили объединиться во что-то большее, придумать одно-единственное название. Я не могу назвать это съездом, нас было всего пять человек, мы придумали единое название – Русская Православная Армия, где через две недели был придуман флаг, он поныне с нами, реет над нашими победами и событиями, где мы участвовали. Флаг не менялся, менялись шевроны, но всегда был один логотип, один флаг, одна идея и одна вера. Мы следуем тем ценностям, которые нас побудили встать на эту революцию, свои ценности и идеи мы не поменяли, и флага не поменяли. Поменялись люди, но в лучшую сторону.


Нескромный вопрос: какими заслугами, вашими и РПА, вы гордитесь?

— Одно из самых важных – мы не утратили идеи борьбы с фашизмом. Какие могу быть заслуги? Мы в большей степени находимся в обороне, обороняем нашу землю от агрессоров. То, что наша оборона переросла в нападение, что мы готовы противников дальше отталкивать — здесь мы молодцы, нам спасибо, мы стараемся. Вот только такие заслуги. Мы же к оружию пришли, как говорят, от сохи и станка. Мы все обычные рабочие люди, у нас были гражданские профессии.

От какого станка пришли вы, чем занимались в мирной жизни?

— Я занимался фастфудом, был менеджер и собственник небольшой сети быстрого питания, сам ее развивал, сам занимался маркетингом, слава Богу, все получалось, потихонечку работал. Но времена изменились, меня это взволновало, и захотелось навести порядок.

А когда для вас началась война и когда она для вас может закончится?

— Лично для меня война началась с учебников про немцев, я понял, что есть плохие парни. Когда она закончится, не знаю. Дай бог, мы всех врагов искореним, и будет мирный флаг реять над нами. На самом деле, не знаю, трудный вопрос. Набираемся сил, чтобы победить в этой борьбе, понимаю, что борьба будет тяжелая, что противник силен, но мы готовы и мы растем. Посмотрим, время покажет. В мирной жизни, может быть, весь наш батальон уйдет в будущую новую сеть фастфуда, хотя, может, к тому времени мы уже откажемся от идеи фастфуда. Посмотрим, не думал на эту тему еще.

— Командир скромничает, не говорит самого главного: батальон — это его слава, он создал его из ничего. Сейчас это почти 500 человек. Батальон боеспособный, может воевать на уровне с Вооруженными силами, которым мы даем хороший отпор, – вставляет один из бойцов РПА, который присутствует при разговоре.

Ходили слухи, что РПА сворачивает свои флаги, снимает свои шевроны, это все шло, в том числе, из социальных сетей, откуда это взялось? (вопрос от корреспондента Комитета Социальных Коммуникаций ДНР)

— Социальные сети — тоже зло (смеется), рано или поздно Русская Православная Армия доберется и до соцсетей. Если быть серьезным, это провокации. Да, оболгать, облить грязью, человека или движение легко, или что-то плохое назвать таким же названием. Самое главное, за что мы боремся, сохранить стержень веры, не утратить его, и люди, которые, на самом деле, понимают шеврон и флаг, за которыми они пошли, рано или поздно дадут о себе знать поступками. А провокации есть. Боремся с этим. Я считаю, что надо просто наблюдать, и все. А ложь от правды всегда можно отличить, это ваш выбор: вы принимаете, то, что слышите или то, во что вы верите. Перед вами командиры РПА, мы — простые люди, мы не ходим все в золоте, у нас нет во дворе кучи иномарок. Есть бойцы, боеспособный батальон, есть окопы, есть фронт. Может, мы где-то и скромничаем, но наша задача прийти к победе и мы к ней придем.

Как вы поддерживаете боевой дух своих подчиненных во время перемирия? (вопрос от корреспондента Комитета Социальных Коммуникаций ДНР)

— Последние месяцев борьбы показали, что бойцы могут пройти путь от простых ополченцев, от чего-то менее организованного к настоящей армии, более цивилизованному обществу, где мы встали в один строй и способны оказывать сопротивление более сильному противнику. Поднимать боевой дух нужно в определенной степени. Наша борьба заложила основы, люди начали понимать, и эти предшествующие месяцы и жертвы, которые были нами заплачены за освобождение тех территорий, которые сейчас уже находятся у нас в тылу, они являются основой того боевого духа, это наследие для будущих фронтов. В свое время мы вышли с протестами на площади, одержали победы, на сегодняшний день мы выровняли целый фронт, и нам ничего не надо доказывать, мы знаем нашу задачу. Боевой дух поддерживается и тем, что мы честно выбрали нашего премьер-министра Александра Захарченко, и так получилось, что он наш командир. Сейчас он ушел от командования Оплотом, но постулаты, им заложенные, соблюдаются. Мы идем одной идеей, одной верой к победе.

Вы были до войны менеджером, а сейчас успешный командир, как вы и другие ваши товарищи, у которых были тоже вполне мирные профессии, научились воевать? Как удалось обрести такой опыт за такой короткий срок?

— Если бы пришлось командовать настоящим воинским подразделением, то тогда бы были сложности, а так как приходится управлять шахтерами, пекарями, флористами, то научиться было несложно. Мы все понимали, что мы в одной лодке, всем надо бросить свое мирное ремесло и взяться за оружие. Мы вместе учились, никто никем не командовал. И сейчас очень многие вещи решаются совещательно, мы пришли к тому, что это правильно. Военная наука тоже присутствовала, она нужна и, можно сказать, проплачена кровью наших предков. Мы тоже к этому пришли, через такой путь, что каждый бросил свою кисть, свое перо и взялся за оружие. Надо учиться. Мы несли огромные жертвы, и мы свою цену заплатили за свой опыт, не все дошли до сегодняшнего разговора, но наш опыт бесценен. И дальше, если эта война будет продолжаться, соответственно, вот этот опыт, накопленный нами, даст плоды, и будет меньше жертв с нашей стороны. Бойцы получают свой опыт больше в общении с личным составом, с теми, кто на данный момент уже является младшим и старшим офицерским составом. Чем больше человек находится в наших рядах, тем больше он перенимает опыта, и со временем мы понимаем, что мы не просто сидим вместе с ним в одном окопе, мы его воспитываем. Новобранцам передают свой опыт непосредственно командиры, закрепляется он только в боевых действиях, человек, который побывал раз-два на фронте, уже понимает, что от него требуется и на подсознательном уровне действует более аккуратно.

Напоследок, расскажите историю про украинские игральные карты.

— Пока это слухи, я сам не видел, но мне рассказали, что выпустили колоду карт на Украине типа «Убей сепаратиста», и я там присутствую в качестве десятки бубовой. Почему не пятерка? Ну, это же укропы. Ну я себя с этим поздравил и мы это отметили по-своему на наших собраниях.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Вт Дек 23, 2014 1:10 pm
Ответить с цитатой

23.12.14 Репортаж корр. Константина Чаплина. В гостях у коменданта Свердловска "Рима" и командира 9-го Казачьего полка Ронина.

В Новороссию я выехал по просьбе полевого командира Ронина, у которого вместе с коллегой, воронежским публицистом Виктором Лиходзиевским впервые побывал в октябре. Но теперь его можно представить официально: Сергей Станиславович Ли, командир 9-го Казачьего полка Луганского казачьего округа Всевеликого войска Донского, этнический кореец и русский националист. Его полк держит оборону на Луганско-Станичном направлении и подчиняется атаману Николаю Козицыну, разговоры об отставке которого под давлением Кремля и лично помощника президента Владислава Суркова оказались сильно преувеличены.


В Луганскую народную республику я добирался автобусом «Воронеж-Ростов». Вышел из него в ночной и пасмурный Каменск-Шахтинский, а оттуда быстро доехал на такси до пограничного пункта Изварино.

Антиамериканские настроения в Каменск-Шахтинском зашкаливают. Например, продавец шаурмы, общаясь с кем-то по телефону, докладывал, что «козел и черножопый агрессор Барак Обама уронил рубль, хотя реальная стоимость доллара - 25 целковых, и поставляет натовскую технику укропам, чтобы развязать Третью мировую войну». А таксист заявил мне, что порвет любого гада за Путина, будь то хоть Обама, хоть Меркель, хоть Олланд. «Пиндосы думают, что, расставив своих людей в Киеве, победили Россию, - говорил таксист. - Но хрен там. Мы не допустим государственного переворота в Москве и надаем пиндосам по ушам».
Молодой парень говорит, что черпает новости в основном из телевизора. И полностью исключает вариант, при котором Россия сдаст Новороссию: «Там живут такие же люди, как мы, они ничем не отличаются. Туда направлено много оружия и военной техники. Если надо, введут войска. Русские своих не бросают».


Мои аргументы, что Путин обещал весной открыто ввести войска для защиты русских и русскоязычных, если хунта начнет убивать граждан Украины, вызвали смущение: «Ну не знаю. Неофициально ж, по-моему, все-таки войска он ввел». И добавлю: разгромил укропскую армию в период c середины августа по начало сентября, когда был заключен предательский (так оценивают его в Новороссии) минский мир.

На Изварино, как обычно, стоит вереница машин. Но только в одну сторону - российскую. Проблем с пересечением границы нет.
Лил дождь. Разыскивая в ночи джип командира Ли, я немного помесил грязь. Вместе с ним в машине оказались уже знакомый мне ополченец Хуссейн, он из станично-луганских.

Выдвинулись мы в Свердловск, комендант которого Александр Галдей (позывной - Рим) является генерал-майором Всевеликого войска Донского. В его подчинении, как мне рассказали, 1,5 тыс. человек, примерно столько же у другого козицынского атамана - Павла Дремова. При Галдее порядка в Свердловске (местные называют его Свердловкой) стало больше. В городе запустили хлебопекарню, тогда как раньше были перебои с хлебом, выплачиваются социальные пособия.

По дороге мне сообщили, что относительно недавно сожгли американский «Хаммер» в Станице Луганской и прорядили батальон «Чернигов». Укропы готовились встретить наших ребят на подступах в станицу, а те ворвались прямо в центр Луганской. Теперь батальон «Чернигов» можно смело переименовывать в «Смерть».

В Свердловске я обратил внимание на закрытый офис «Приват-банка» олигарха Коломойского, разукрашенный надписями вроде «Нет еврейскому нацизму!», «Коломойского - под суд!», и остановку транспорта. Там была проведена аналогия с Великой Отечественной войной: «1941 год. Гиммлер. 2014 год. Ярош». И особо замечу: если у скачущих - «Москаляку на гиляку», то у наших - требование отдать под суд.

На входе в комендатуру развевались казачий флаг и флаг Новороссии. Внутри висела помятая карта Свердловского района Луганской области Руины, стояла праздничная елка, объявлялся призыв в армию Новороссии. Нужно было сдать паспорт, военный билет и данные флюорографии. Последний пункт особенно повеселил.

Сергей Ли набрал по телефону Рима. Тот обещал приехать. Пока мы его ждали, поступило приглашение на завтрак. Кормили в Свердловской комендатуре ожидаемо скромно. Жареной картошкой и солеными огурцами. Чай был мутным, так как вода на Донбассе содержит много мела. Вскоре появился генерал-майор Александр Галдей. На встречу с седым, бравым с виду мужиком меня не позвали. «Мы тут обсудим наши военные дела», - объяснил командир Ли. Вроде бы договорились о поставке в ронинский отряд, то есть 9-й Казачий полк, БМП.

Времени, пока начальство совещалось, я не терял. Обсудил с казаками действия генерала Сергея Петровского, выдавившего осетин из Донецка, которые крышевали рынки и бордели, а также сомнительную личность командира батальона «Восток» Александра Ходаковского, у которого, собственно, и служили осетины.

Практически все как один жаловались на главу Луганской народной республики Игоря Плотницкого. Жалобы на него типичны: отжимает иномарки, на которых разъезжают жены и (или) любовницы его министров, подмял под себя бензиновый бизнес, торгует с хунтой углем («А товарищ Сталин с Гитлером не стал бы»).
«Хлопнут его - и хлопнут свои же, - прогнозировал один из казаков. - А то устроил, понимаешь, цирк с конями. Порошенко, видите ли, на дуэль вызвал. Я бы посмотрел, как бы он с ним стрелялся. Штаны бы потом сушил неделю».


Обвинения в адрес Плотницкого - примета времени. Его не любят в ополчении. Его не любят граждане. Впрочем, ополчения как такового де-факто больше не существует. Есть либо казаки, служащие в подразделениях Всевеликого войска Донского, либо военнослужащие второго и четвертого батальонов Минобороны ЛНР, либо сотрудники народной милиции, «Беркута» и комендатур, либо погранцы.

В подразделении Ли мы были к обеду. С недавних пор оно сменило место дислокации, перебравшись поближе к Северскому Донцу. С берега открывался шикарный вид на русскую реку. На той стороне виднелся голый, слегка заснеженный лес. «Ни один российский генерал постсоветской России не был так близко от позиций противника, - улыбнувшись, сказал мне Ронин. - Так что тебе, Константин, есть чем гордиться. Ты-то был».
Сам противник проявил себя только на следующий день, в ночь с 19-го на 20 декабря.

Станично-луганчанин Доктор-Володя, один из неформальных лидеров отряда Ли-Ронина, встретил меня как родного - подмигнул, распорядился накормить (борщ был чудесен) и уложить (в смысле - найти свободную кровать).
В отряде мне встретились новые лица. Но самое яркое впечатление произвело на меня знакомство с Баксаном. И пусть никого не смущает его позывной. Он русский. Просто в Кабардино-Балкарии есть такой город Баксан (в 24-х км от Нальчика), где родился мой новый знакомый.

Историю Баксана лучше всего изучать по его телу. На нем с десяток следов от ножевых ранений - результат выяснения отношений с многонациональным народом РФ, который пытался перевербовать Баксана из православных в мусульмане. Баксан не поддался.
Есть на теле Баксана 5 следов от огнестрельных ранений. Их он приобрел на Донбассе. Три осколка Баксан носит внутри. Застряли в костях. Говорит, они ему нисколько не мешают. А еще на теле Баксана есть следы укропских пальцев. Он побывал в застенках сначала мелитопольского отдела, потом - харьковского управления СБУ. В Харькове его пытали. «Ножичком сделают рану, а потом пальцами в ней ковыряются, суки».

Когда началась Русская весна, Баксан сел в Нальчике на поезд и отправился в Донбасс. Но по дороге оказался в СБУ Мелитополя. В плен он попал вместе с командиром Пашей Израилем. Там его 3 раза водили расстреливать. Ну и «наследили» на теле.
Израиль - этнический еврей. Но русский по самоидентификации. Служил в украинской армии в Крыму в начале 90-х годов. Был капитаном морских пехотинцев. Потом жил в Израиле, так как не верил в великое будущее Укропии. Но как только началась Русская весна, приехал освобождать от оккупации сначала Крым, а в дальнейшем - и Донбасс. Из плена Баксан и Паша Израиль освобождались по обмену на укропов.

Единственное, кажется, слабое место Баксана - склонность к выпивке. Но наказание следует неизбежно. Непосредственный командир Баксана Доктор-Володя, если тот попадается, назначает ему наряд вне очереди или вообще сажает в подвал.


В отличие от наших, у которых железная дисциплина, украинские вояки не просыхают. Пьют прямо в танках. Вываливаются оттуда - в буквальном смысле. Могут в нетрезвом состоянии открыть беспорядочную пальбу. Издеваются над населением Станицы Луганская. Сожгли, уроды, школу, предварительно ее разграбив. У одного деда отобрали всю имеющуюся наличность - три штуки гривен, на прощание бросили ему гранату в форточку. Насиловали женщин. Обваривали народ кипятком для развлечения. Не выпускали из домов. Люди были вынуждены есть комбикорм. И особую свирепость демонстрирует руководство местного РОВД - подполковник Дмитрий Сухаревский и полковник Сергей Анатольевич Алешин. Они же занимались мародерством.

«Даже со своими укропы расправляются как звери, - рассказал один из станичных. - 200 человек в районе Дмитровки, что у г. Счастья, собрались покинуть позиции, так как не видели смысла в войне. И пропали. Скорее всего, свои же расстреляли. Они их обычно закапывают в общую яму, посыпав трупы известью, чтобы было не найти. А вообще война, такое впечатление, идет на истребление русских Донбасса и инфраструктуры. Ведь что укропы ликвидируют в первую очередь? Больницы, школы, дома, магазины».

Об отношении ребят отряда Сергея Ли к руководству РФ можно судить по их реакции на большую пресс-конференцию Владимира Путина (мы ее смотрели вместе): заукраинская, успокаивающая, мирная риторика. Но надо судить по делам верховного, а не по его словам. «Вова придет, Вова не бросит» - таково общее мнение. Но в целом руководству РФ, считают бойцы, не хватает решительности, чтобы раз и навсегда покончить с украинским нацизмом и вообще с украинством как сепаратистской идеологией.

А вот к министру обороны Сергею Шойгу отношение скорее негативное. Он, конечно, навел порядок в армии. Никто не спорит. Не то что Сердюков-Табуреткин. Но Шойгу - ни разу не военный. Ему нужно быть министром в мирное время, а не во время фактически идущей Третьей мировой, в которой главные участники - Россия и США. На негативное отношение к министру оказывает влияние информация, что именно он убедил Путина не вводить войска на территорию Украины весной.

В отряде Ли ощущается нехватка оружия и боекомплекта. 15 бойцов не имеют автоматов. Есть острая потребность в гуманитарной помощи. Поставки от атаманов Николая Козицына и Александра Галдея недостаточны. Доктор-Володя говорит, что нужны многие вещи, начиная от банальных трусов-носков, заканчивая куревом, сахаром, колбасой, обмундированием.

В ближайшее время отряд Ли могут впервые перевести на денежное довольствие. Судя по всему, 9-й Казачий полк - один из лучших и идейных. Народ туда прибывает, но новичков нечем обмундировывать, им будет нечем воевать. Поставку гуманитарки от воронежских квачковцев (Александр Мосолов и другие) в отряде Ли, по словам Доктора, не примут. Те, как он понял, хотят, наведя порядок в ЛНР и ДНР, силами ополчения свергать Владимира Путина, что для ребят из отряда Сергея Ли неприемлемо. Они хотят единой России (то есть никаких «новороссий»), включающей Украину, РФ, Белоруссию, Приднестровье, Казахстан.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Вт Дек 23, 2014 1:16 pm
Ответить с цитатой

23.12.14 «Свободная Пресса»
Харьковские партизаны предупреждают нацгвардейцев: убирайтесь, пока целы.

«Соберите обломки, подметите песок и валите за Днепр».
В соцсетях появляются сводки харьковских партизан о новых акциях. Какие-то из них официально подтверждаются, какие-то обрастают слухами и домыслами.

Вечером 15 декабря прогремел взрыв на территории военной части в Башкировке. Паблик «Харьковские партизаны» сообщил: «Воинскую часть под Башкировкой Чугуевского района посетили чугуевские партизаны. Они не хотят жертв, но предупреждают: «Слобожанщина наша земля! Уезжайте домой, к своим близким. Иначе следующая граната взорвется очень близко! Мы не хотим этой войны, — но вы нас вынуждаете! Каждый нацист получит по заслугам!»

А неделей раньше был взорван памятник воинам УПА в Молодежном парке Харькова. Харьковские партизаны взяли на себя ответственность за этот взрыв: «Не осталось камня на камне, песчинки разлетелись, пыль разнес ветер. Это ваша память. Соберите обломки, подметите песок — и валите за Днепр. Сначала памятник — потом вы. Уходите с нашей земли. Пока у вас есть такая возможность. Мы поздравляем ребят из вновь организованного партизанского отряда с успешно проведенной акцией!».

В начале декабря в интернете появилось видеоинтервью «Харьковские партизаны. Кто они?» О партизанах рассказал человек, не скрывающий ни своего имени, ни своего лица (в отличие от предшественников в масках, читавших партизанские видеообращения), — Олег Собченко.


Мы с ним встретились.

«Свободная Пресса»: — После того, как вы открыли лицо, что можете рассказать о себе?

— Я родился в Харькове. Детство и юность прошли в этом прекрасном городе. Служил в армии на афганской границе. Закончил спецшколу МВД и долгое время работал оперативным сотрудником, добросовестно выполнял свой долг. Но коррупция в органах внутренних дел, взяточничество, сращивание с уголовным миром — стало тошно от этого всего. Это была причина моего ухода. Потом новая работа, хорошая, созидательная. Но год назад начались потрясения — созидание осталось в прошлом.
Лицо свое я не открывал — я его просто не прятал. В лицо меня знали все, и друзья и враги, поэтому мне не было смысла скрывать его.

«СП»: — Как думаете, почему появились слухи о том, что деятельность харьковских партизан инспирирована СБУ?

— Могу сказать о себе: почему-то украинские спецслужбы очень крепко вешают на меня всех собак и обещают пожизненное заключение, хотя его не предусматривает Уголовный кодекс. С другой стороны, появились фейковые видео, авторы которых «косят» под харьковских партизан. А сделаны они так, что даже «диванные войска» без труда распознают: это фейковые партизаны, хвастающиеся выдуманными подвигами. Для чего это делается? Возможно, здесь такой расчет. Люди, раскусив подделку, с недоверием отнесутся и к настоящим роликам, в которых рассказывается о реальных действиях подполья. А насмотревшись на фейковых партизан, будут подозревать настоящих в связях с СБУ. С другой стороны, такие подделки — это еще и приманка для слишком доверчивых харьковчан. СБУ может расставлять свои ловушки, чтоб выявлять неблагонадежных.

«СП»: — Но странно, что человек, имеющий отношение к харьковским партизанам, не таясь, за кухонным столом давал интервью на камеру?

— Что касается места встречи с Филиппом Экозьянцем, записавшим интервью (он певец и поэт, наш товарищ по весенним протестам), — это, как вы понимаете, происходило не на территории Харькова, не на территории Украины, а в безопасных условиях. Но с ребятами, оставшимися там, в подполье, мы контактируем. И эти партизаны, конечно, не станут показывать лица.

«СП»: — Вы тоже участвовали в видеообращениях харьковских партизан?

— Видеообращения снимались на территории Харькова. Я туда выехать не могу.

«СП»: — А когда вы покинули Харьков?

— 8 августа 2014 года было выписано постановление о моем задержании. У нас в доме при обыске «обнаружили» гранатомет под детской кроваткой, напугав тещу. Обвиняли меня в обстреле бронетанкового завода. Хотя уже арестовали тех, кто, по версии следствия, его обстрелял. Но, наверное, решили дополнить список еще и мною. И гранатомет «появился» у нас в доме. Но я этого уже не видел. Вовремя уехал…

«СП»: — Можно ли на таком расстоянии поддерживать постоянную связь с партизанами, не подвергая их опасности?

— Учитывая современное развитие техники, и то, какими техническими средствами обладают в СБУ, — было бы абсурдно делать это в телефонном режиме. Сами понимаете. Людей надо видеть, слышать, общаться с ними, участвовать в мероприятиях — это те вещи, которые необходимы координаторам. Я на самом деле со многими из них общаюсь. Это мои друзья. Нас многое связывает. Основной источник информации — это мой друг: он занимается координацией всего движения. Все, что происходит в Харькове и области, с опозданием в один-два дня я знаю.

«СП»: — В видеоинтервью вы упоминали бывших милиционеров, военных, ветеранов разных структур, создавших разветвленную сеть со множеством подпольных ячеек. А если спецслужбы начнут везде внимательно следить за их деятельностью?

— Вы вообще представляете количество бывших сотрудников разных структур? Их тысячи. И никто из них не ходит с плакатом: «Я из подполья». Тем более на сегодняшний день люди научились прятать свои эмоции, свои лица, свою суть, и научились работать. В том интервью я говорил, что харьковское подполье представляет собой большое количество самоорганизовавшихся групп. Важно еще, что каждая из этих небольших групп действует самостоятельно.


«СП»: — Поэтому и акции разномасштабные? Одно дело — взорванные цистерны с горючим, другое — поврежденная труба под мостом или ворота воинской части. Или на заборы покушаются те, кто подражает партизанам, чтоб у органов появился повод для арестов?

— О тех, кто «косит» под партизан, я уже сказал. Но вы назвали реальные дела. Нет операций значительных и незначительных. Каждая из них наносит урон хунте и поднимает боевой дух всё большего количества людей. Даже в каждом из незначительных, на первый взгляд, мероприятий есть свой смысл. Ведь люди многого не знают. Украинские СМИ не доносят информацию о том, что было после той же трубы под мостом. Все это скрывается.

И когда «диванные войска» в интернете начинают судить-рядить о том, что серьезно, а что несерьезно делают люди, рискующие жизнью, мы не ввязываемся в споры. Потому что они привыкли плести языком, а мы заняты делом. Потом разберемся, кто из нас был более полезен.
В начале декабря был такой «несерьезный» взрыв у ворот училища нацгвардии. У него была определенная цель — предупреждение.

Партизаны не хотят лишних жертв. Они предупреждают: уезжайте к себе домой, к своим женам и матерям, к своим детям, убирайтесь с нашей земли, потому что следующая акция будет против вас. Никто никого не хотел убивать, так как, кроме 600 нацгадов, завезенных с Западной Украины, там живут обычные пацаны-курсанты. Но показать тем «макклаутам», что и на них есть управа, — в этом была цель акции. Они охраняют сами себя. Вот ребята и «сделали» их, под самым носом заложили взрывчатку. А после этого все руководство области вызывали на ковер в МВД.

«СП»: — Харьковских курсантов и милиционеров вы карателями не считаете?

— Это важный момент: наше отношение к харьковской милиции. Весной с многими из этих ребят мы пили чай и кофе по ночам у памятника Ленину. Нас с ними обстреливали светошумовыми гранатами менты из Полтавы и Сум во время второго штурма ОГА. Харьковские милиционеры честно выполняли свой долг по охране порядка.

Они нормальные мужики, мы их уважаем. СБУ сейчас прибегает к хитроумным уловкам, подбрасывая милиции тему о том, что якобы партизаны хотят или хотели провести акцию в отношении милиционеров и членов их семей. Это чистой воды ложь и провокация, так как ребята в партизанском движении в Харькове и области имеют принципиальную позицию: ни один обычный человек не должен пострадать во время проведения акций, ни один честный работник милиции или СБУ не должен пострадать. Потому что, когда закончится время хунты, порядочные сотрудники органов составят основу новых силовых структур в городе и области.

«СП»: — Вы как-то пытаетесь помочь тем людям, которые были арестованы за партизанскую деятельность или по подозрению в ней, их семьям?

— Да, арестованных очень много. СБУшники гребут всех: и кто нужен, и кто не нужен. Нам небезразлична судьба как наших товарищей, так и невинно пострадавших. Стараемся помочь им. И очень многие люди готовы оказывать нам содействие в этом. Я говорю не только об адвокатской поддержке и помощи по обмену. У людей, которых преследует СБУ, есть семьи. Их жены и дети выехали в Российскую Федерацию и нуждаются в нашей опеке. Нужно облегчить участь тех, кто содержится в СИЗО и в тюрьмах.


Еще хочу сказать: мы слышали много громких заявлений о том, что нужно вытаскивать наших арестованных, облегчить их пребывание в СИЗО, поддержать их родных материально. Но тех, кто реально пытается чем-то помочь, не так уж и много. Вот такой человек как Андрей Свищёв со своим фондом «Родина и Честь» на самом деле помогает.

Были, есть и будут люди в Харькове, которые делают реальную партизанскую работу, — и им нужна постоянная помощь. Есть люди, которые стояли в двух шагах от камер пыток СБУ, и вынуждены были уехать в РФ. Есть люди, которые приехали сюда после обмена. Есть их жены, дети, отцы. Все они — наша партизанская семья. Вот это и есть моя забота, и моя обязанность. А помощь и поддержка единомышленников, неравнодушных людей им просто необходима. Я надеюсь, что в головах и сердцах земляков наступит озарение, возобладает здравый смысл, и они поймут, кто истинный враг, а кто брат им.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Вт Дек 23, 2014 2:25 pm
Ответить с цитатой




Прим. - статья подводит итоги того, о чём уже выступал Р.Ищенко в телеинтервью. Однако, тема статьи гораздо шире того, что в ней изложено - описания проблем в руководстве ДНР и ЛНР и кремлёвских предпочтений. Не описаны "люди укро-нацизма в Галичине и в Киеве", нацифицированная в массе на Западе и в Центре Украина, да и на Юго-Востоке тоже весьма, неоконсерваторы в Вашингтоне, строители Четвёртого Рейха в Берлине и др.

Участь Югославии, участь тех политических лидеров, которые рискнули быть самостоятельней мерок "Большого Брата" - Милошевича, Каддафи, Мубарака и других, Асада, в том числе.

В этом контексте "миротворчетсво" предстаёт лишь как пауза между попытками решительного подавления русского восстания на Донбессе и прелюдией "российских майданов".
+++++++++++++++++++++++++++++++

Ростислав Ищенко: Люди войны и люди мира

События, происходящие в течение 2014 года в Новороссии (ДНР/ЛНР) привели к разделению патриотического лагеря в России на фракции «по интересам». Разделение это происходит по нескольким, как традиционным, так и вновь возникшим линиям.

Во-первых, несмотря на совместное участие в боевых действиях на стороне Новороссии, а также в ее политической, информационной и гуманитарной поддержке продолжается традционное противостояние левых и правых, коммунистов и монархистов.

Во-вторых, нарастают противоречия между той частью патриотического спектра, которая в целом поддерживает осторожные и неспешные действия российской власти по урегулированию украинского кризиса и теми, кто требует немедленных решительных действий, вплоть до организации военной экспедиции, мотивируя свою позицию желанием спасти жителей Донбасса от ужасов войны.

В-третьих, линия раздела прошла между сторонниками разных полевых командиров. Здесь выделяется своей активностью условная стрелковская фракция, которая, за счет доступа к СМИ и раскрученности образа Стрелкова еще в весенне-летний период противостояния, лучше всех слышна, но она не является единственной оппозиционной военной фракцией в ДНР/ЛНР. Возможно, что уже не является и самой влиятельной.

Собственно сегодня нас интересует именно эта (третья) линия противостояния патриотов.


Первая традиционная идеологическая линия существовала задолго до возникновения украинского кризиса и будет существовать после него. Это противостояние различных идеологий, различных экономических моделей является нормальным и даже полезным для государства, по крайней мере, до тех пор, пока вопрос о том кто будет властью, а кто оппозицией решается на выборах, и пока утрата власти (в условиях демократии всегда временная) не воспринимается сторонниками какой-либо идеологии, как цивилизационная катастрофа.

Вторая же и третья линии раздела во многом совпадают. Те, кто поддерживает сверхжесткую линию во внешней политике, как правило, поддерживают и группу полевых командиров Новороссии, которую условно можно отнести к первой волне.

Эта первая волна полевых командиров – люди, заслужившие авторитет и популярность в первый, самый тяжелый и критически важный для выживания ДНР/ЛНР период гражданской войны. Это создатели первых отрядов, позднее преобразованных в роты и батальоны, принявших на себя первый удар разворачивавшейся против повстанцев военной машины Киева, и не позволивших в считанные дни, если не часы задушить нарождавшиеся республики. Эти люди летом-осенью 2014-го года либо покинули Новороссию, либо продолжают воевать на своем участке фронта, но отошли на второй план. Некоторые из полевых командиров первой волны стали медийными фигурами и пытаются влиять на внешнюю и внутреннюю политику России. Амбиции других не выходят за рамки Новороссии, и возникающие у них противоречия с республиканским руководством лишь изредка и ненадолго становятся предметом внимания общественности.

Всех их объединяет одно – ощущение своей неоцененности, уверенность, что если бы им не мешали, то они смогли бы завершить войну победой в самые сжатые сроки. Я не случайно выделил в предыдущем предложении словосочетание «не мешали». Это ложное утверждение, опровергаемое самими полевыми командирами, которые, сразу после требования не мешать, жалуются на недостаток помощи со стороны России и требуют помогать. Согласитесь, не мешать и помогать – разные вещи.

Фактически позицию этой группы предельно четко в своих интервью сформулировал Стрелков, неоднократно заявлявший, что он думал, что надо только начать и немного продержаться, а дальше Россия втянется, подтянется и все решит. Независимо от благих помыслов и личного героизма представителей этой группы, их политическая позиция страдает инфантилизмом, поскольку, если убрать из нее умолчания и эвфемизмы, то они говорят примерно следующее: «Мы лучше легитимного руководства страны знаем, что надо делать в условиях сложнейшего, многоступенчатого, системного глобального кризиса, в который оказалась втянута Россия. Не будучи уполномочены ни властью, ни народом, мы решили от имени России развязать войну и теперь недовольны, что Россия официально в боевые действия не вмешалась и вместо нас (поскольку мы не могли) не взяла Киев, Мариуполь, Львов, Одессу, Харьков».

Эту позицию бессмысленно оспаривать, равно как бессмысленно предъявлять ее сторонниками доказательства ее ущербности. Это позиция людей войны. В V-XVII веках люди войны были солью земли. Воин, рыцарь, дворянин был не только защитником территории, он осуществлял на ней также полицейскую, судебную, административную и политическую функцию – являлся не просто представителем государства, но воплощал государство. Не случайно обращение государь в России (sir во Франции и Англии) до установления централизованной монархии применялось ко всем землевладельцам (по определению людям военным), независимо от места, занимаемого ими на феодальной лестнице.


В то время, претензии людей войны на управление государством были оправданы – других администраторов не было, римская бюрократичекая система канула в лету, а бюрократия абсолютной монархии еще не была создана. Меч рождал власть не только и не столько потому, что он был силой, а в связи с тем, что носитель меча (в кризисные моменты обеспечивая подданным физическую защиту) основное время занимался налаживанием нормальной мирной жизни, в том числе – хозяйственной деятельности.

Носители меча очень хорошо знали, что войну надо кормить, что краткий период войны съедает огромное количество накопленных в мирное время ресурсов, и потому неохотно воевали. В основном вынужденно, а нарушавших стабильность, угрожавших нормальной мирной жизни пассионариев отправляли в крестовые походы или формировали из них отряды кокистатодоров для Америки. В общем, старались использовать их энергию если не в мирных целях, то с пользой для общества.

Современные люди войны – носители автомата. В отличие от носителей меча, они не являются ни администраторами, ни полицейскими, ни судьями, ни организаторами экономики. Они не могут воевать без организованного тыла.

Отсюда и претензии к российским властям: мы хотим воевать, а Вы нас не обеспечиваете всем необходимым. Когда они пытаются решать свои проблемы привычным для людей войны феодальным методом кормления с территории, это вызывает недовольство населения (в случае ДНР/ЛНР до определенного момента микшируемое внешней угрозой, которую представляют войска Киева (не менее феодализированные, но вражеские, несущие явную и несомненную угрозу потери как имущества, так и жизни), а также противоречия между самими полевыми командирами (аналог противоречий между феодальными баронами), которым для увеличения мощи своего отряда (дружины) необходимо расширение территории кормления, а этого можно достичь только за счет подчинения или вытеснения соседней дружины.

В отличии от своих средневековых предшественников современные люди войны, имея полный набор феодальных пороков, не обладают достоинствами феодальных баронов, главнейшее из которых – умение организовывать мирную жизнь. Если бароны воевали, чтобы защитить мир, дававший возможность спокойно хозяйствовать, то современные люди войны воюют потому, что им нравится воевать, требуя от государства обеспечивать их хобби не считаясь с политическими, дипломатическими, экономическими, финансовыми и прочими издержками.


Если посмотреть биографию типичного человека войны (не обычного добровольца, хоть родившегося в Донецке, хоть прибывшего из Владивостока), то в большинстве своем они успели повоевать в нескольких горячих точках, а наиболее «успешные» начали еще в Карабахе и успели побывать в Таджикистане и Чечне, Приднестровье и Абхазии, в Югославии и Сирии (в некоторых местах не по одному разу).

Даже в ДНР/ЛНР они отправились из Крыма аккурат в тот момент, когда стало ясно, что в Крыму войны не будет, а надо кропотливо и с большими трудностями налаживать мирную жизнь.

Люди войны есть в любом обществе. Они даже приносят обществу пользу, поскольку большая часть людей инстинктивно стремится к миру и готова многим пожертвовать ради стабильности. В результате, часто оказывается что мир становится хуже войны, но воевать уже поздно. Так исчезла Римская империя, в которой пятьдесят миллионов мирных обывателей не смогли, даже опираясь на все достижения высочайшей цивилизации, оказать сопротивление нескольким варварским племенам, которые в совокупности с женщинами, стариками и детьми составляли едва половину населения одного только Рима.

Просто в современном профессионально дифференцированном обществе, люди войны, не являясь больше универсальными управленцами, выполняют лишь одну функцию – воевать, когда надо. Учитывая же, что общество стремится к миру, а горизонт адекватности при оценке реальной геополитической ситуации у современного полевого командира на порядок (если не на два) ниже, чем у обычного средневекового рыцаря (который все же был универсалом – солдатом-управленцем и заодно дипломатом-финансистом) их стремление разрешить любой конфликт путем маленькой победоносной войны, хоть и тешит патриотические чувства, никогда не вызывает глубинной поддержки, поскольку большинство предпочитает жить в квартире, а не в окопе, а выходные проводить в парках, театрах или в магазинах, но никак не на блокпостах или «на боевых».

В общем, общество не против того, чтобы люди войны воевали, когда обществу надо, но не желает тратить свои ресурсы и жертвовать комфортом для кормления войны каждый раз, когда людям войны показалось, что они нашли эффективный (а на деле единственный известный им) выход из кризиса.

И общество право – история Первой и Второй мировых войн показывает, что в современном мире выигрывает не тот, кто быстро с открытым забралом вступает в войну, а тот, кто позволяет как можно дольше повоевать другим, в последний момент, как мудрая обезьяна, спускаясь с горы и добивая обоих выдохшихся тигров.

Потому-то и в Новороссии, после того, как линию фронта удалось стабилизировать, а военная угроза существованию республик перестала быть определяющей, на смену людям войны стали выдвигаться люди мира. Они тоже носят военную форму – этого требует дресс-код воюющего государства. Они тоже бывшие полевые командиры, правда, как правило местные, а не пришлые (что более характерно для первой волны). Они меньше герои и больше хозяйственники, менее идеалисты и более прагматики, они меньше реквизируют на благородное дело помощи фронту, но более подвержены коррупции.


В общем, у них есть свои позитивные и негативные качества. Любой человек не идеален. Просто каждому овощу свой огород, а каждому специалисту свое место и свое время.

Я соглашусь с тем, что сегодняшние управленцы ДНР и ЛНР – весьма условные администраторы. Так ведь и полевые командиры первой волны – те еще Багратионы. Командование в звене рота-батальон, даже бригада – одно, а командование полноценной, даже небольшой современной армией – другое. Оборона города, без тыла, без устойчивого снабжения, без гарантии получения боепитания – героизм, достойный памяти потомков и наград от современников. Это — первый камень будущей победы, но сама победа, без армии, дисциплины, опытных квалифицированных штабов, без устойчивого стабильного тыла недостижима.

Для того, чтобы дать людям войны возможность воевать, необходимо, чтобы люди мира могли спокойно управлять. Я уже писал о причинах, не позволяющих России быстро решить украинский вопрос при помощи собственной армии. Значит его будет решать армия Новороссии. Но чтобы была армия Новроссии, должно быть государство Новороссия, тыл Новоросии. Чтобы оказывать огневую поддержку пехоте ополчения даже не до Киева, а до Харькова и Мариуполя, у российской артиллерии от Ростова просто не хватит дальности, а «Искандеры» ополчению отжимать не у кого. Для того, чтобы был тыл и было государство – нужны администраторы.

Более того, все это нужно для того, чтобы освобождать Украину пришли не бригады вольных стрелков, часто находящиеся в идеологических контрах друг с другом, и каждая по своему понимающая право победителя и имеющая свое определение трофеев, а регулярная, спаянная дисциплиной армия, за которой сразу же явится гражданская администрация. Потому что после первого восторга от встречи людей войны под нашими флагами, население будет интересоваться не их воспоминаниями о битвах и походах, но едой в магазинах, водой в кранах, электричеством и теплом в домах и многими другими вещами, без которых жизнь невозможна.

Наконец, поскольку все же не добровольцы из Владивостока, а харьковчане, одесситы, днепропетровцы, киевляне будут освобождать Украину от нацистской власти (если граждан Украины все устраивает, добровольцам из Владивостока там делать нечего), то необходимо, чтобы, находясь на фронте, они знали, что их семьи живут в нормальных условиях, что дети ходят в школу, взрослые на работу. Что работают заводы, что в городах действует нормальная администрация и т.д.

В общем, люди мира и люди войны живут в симбиозе: они нужны друг другу в рамках одного общества, но в наше время (в отличии от средних веков) даже во время войны решающие политические решения принимаются людьми мира.

Сегодня передача власти от людей войны людям мира в Донбассе произошла. Это не значит, что кадры обязательно будут соответствовать должностям. Их дело организовать жизнь мирных жителей на свободных территориях ДНР/ЛНР и обеспечить надежный тыл армии Новороссии. Кто справится – герой, кто нет – пусть вспомнит судьбу героя Советского союза, генерала армии Дмитрия Григорьевича Павлова, не справившегося с командованием Западным фронтом, и расстрелянного 22 июля 1941 года.

Пока в Новороссии решалась только первая задача – заменить неуправляемых рыцарей, дисциплинированными рейтарами. Новые могут оказаться хуже старых. Возможно. Но штука в том, что повесить рыцаря – событие, будоражащее общество. Вина должна быть не только огромной, но и очевидной. А повесить рейтара – будничная повседневность, никто даже не заметит.

Так что дальше дело за теми, кто замену производил. Теперь у руководители ДНР/ЛНР должны быть поставлены перед выбором – стать «Героем социалистического труда» или ответить по законам военного времени. Поскольку же помимо своего желания и своих политических взглядов и предпочтений (а среди них есть и сторонники восстановления единой Украины, и сторонники независимой Новороссии, и сторонники восстановления общерусского единства) они являются участниками большого глобального противостояния, находясь при этом на нижнем уровне компетенции, им надо вписываться в российскую игру. Или, с учетом сложности, многоуровневости игры и невозможности с позиций ДНР/ЛНР постичь ее цели, задачи и характер, Россия должна их вписывать в нужный ей контекст.

В конце концов, после откровенных заявлений Вашингтона о том, что война ведется на уничтожение России, а ближайшая цель – разрушение ее экономики и смещение руководства, в Новороссии тот бОльший герой, кто лучше, инициативнее и без лишних пререканий выполняет указания Москвы.

Можно понимать и не понимать почему российское руководство действует так, а не иначе, верить или не верить Путину, но без России не может быть Новороссии. Поэтому на сегодня я вижу лишь одну проблему – люди мира действуют в русле политики Путина, а люди войны хотят, чтобы Путин действовал в русле их политики. Однако главнокомандующий может быть только один. Другого Путина у меня для Вас нет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Вт Дек 23, 2014 3:06 pm
Ответить с цитатой

1.
Из Ищенко, его критики военного руководства ДНР, ЛНР "первой волны":

«Мы лучше легитимного руководства страны знаем, что надо делать в условиях сложнейшего, многоступенчатого, системного глобального кризиса, в который оказалась втянута Россия. Не будучи уполномочены ни властью, ни народом, мы решили от имени России развязать войну и теперь недовольны, что Россия официально в боевые действия не вмешалась и вместо нас (поскольку мы не могли) не взяла Киев, Мариуполь, Львов, Одессу, Харьков».


2.
Есть некое лукавство в термине "ополченцы развязали войну".

Губарев возглавил мирный протест в Донецке и оказался в укро-гестапо. В Харькове "добкин-бобкин" забыли обо всём, о чём вещали про черенки и зады бандерлогов, участников мирных протестов пересажали в укро-гестапо. Болотов организовал захват нескольких зданий в Луганске и стал ждать, когда эти здания ... атакуют. Могли и сжечь, как в Одессе и Мариуполе.

"Вот вам - федерализация, русский язык, более справедливое распределение заработанного регионами... Вот вам Бандера и Шухевич - в "херои",- так и жгли бы.

Стрелков, напротив, до смешного малыми силами добровольцев занял Славянско-Краматорскую агломерацию, эти силы смогли её удержать и обеспечить референдумы в ДНР и ЛНР.

А что было дальше? "Люди войны из Вашингтона" пнули своих вассалов, "людей войны из Киева" и началась война, где аргументами киевской хунты стали ВВС, РСЗО, артиллерия и даже оперативно-тактические комплексы "Точка-У". Как и уголовно-нацистские батальоны.

Кроме того, Р.Ищенко не пишет о Мозговом, чья "партия не скрывает приверженности народовластию" и как раз по этой причине вызывает законные опасения олигархий по обе стороны фронта в Новороссии.

"Миротворчество" хунты в том виде, как оно проводилось в оккупированных Славянске, Краматорске, Красном Лимане, Лисичанске, Севередонецке, Мариуполе таково, что ополченцы, взявшись за оружие, его не бросят.

Разве что будут раздавлены превосходящими силами или преданы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Вт Дек 23, 2014 6:56 pm
Ответить с цитатой

писал(а):

Ростислав Ищенко: Люди войны и люди мира

Если посмотреть биографию типичного человека войны
(не обычного добровольца, хоть родившегося в Донецке, хоть прибывшего из Владивостока), то в большинстве своем они успели повоевать в нескольких горячих точках, а наиболее «успешные» начали еще в Карабахе и успели побывать в Таджикистане и Чечне, Приднестровье и Абхазии, в Югославии и Сирии (в некоторых местах не по одному разу).

[/b]


1. "Люди войны" классически = "солдаты удачи", наёмники. И наёмники появились на Украине уже на майдане в роли "неизвестных снайперов". А до этого кто-то готовил подразделения от УНА-УНСО, "Тризуба" и пр. будущего совокупного "Правого сектора".
Затем они засветились в апреле в Донецке, когда горожане обнаружили необычно экипированных военных, не отвечавших на их вопросы.

Потом был рейд группы Стрелкова в Славянск и вскоре ... исчезновение группы американских наёмников от ЧВК, судьбами которых заинтересовался аж директор ЦРУ Бреннон в ходе "инкогнито-визита" в Киев.

2. Если "люди войны" идут от укро-нацизма,берут пример с "хероев Украины" из ОУН-УПА, имея холодное оружие, бутылки с ГС, некий огнестрел, то протестующие за что-то (за язык, федерализацию и др.) "люди мира" оказывались в укро-гестапо или попадали в "Корсуньский погром", "Одесскую Хатынь", мариупольский пепел и стрельбу.

3. Тогда "люди мира" ясно понимают, что их не будут слушать, а будут дубасить в подвалах укро-гестапо, на улицах, будут жечь и убивать огнестрелом.

"Люди мира" в этих условиях готовы взяться за оружие, но откуда его взять, как с ним обращаться, как организовать и обучить людей?

И тогда появляются те, кто имеет опыт подобной организации и боевых действий. НЕ НАЁМНИКИ, а те, кто защищал русских и украинцев а Приднестровье от будущей молдавизации и румынизации. Пытался помешать "тотальной исламизации Боснии", "хорватизации сербских краин", "тотальной албанизации Косово".

А ещё воевал в Чечне, где произошёл геноцид "нетитульного населения".

4. Опытные добровольцы как приезжие, так и местные начинают то, что называется народным восстанием. Если восстание не поддерживается населением, то оно обречено с самого начала, как обречён был рейд Че Гевары в Боливию.

5. Народное восстание собирает пассионариев, как из местных, так и из других стран. Пассионарии всегда максималисты. Проблема в том, что в отличие от прошлых времён восстание не может самовооружиться в достаточной степени и при столкновении даже с такой армией, как ВСУ, обречено.

Губарев, Болотов, Стрелков, Безлер, Мозговой, другие - "люди Русского мира", который приговорён к уничтожению на Украине.

Соответственно, "люди войны в киевской хунте и их кураторы" не оставляют шансов на то, чтобы он сохранился.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Вт Дек 23, 2014 7:10 pm
Ответить с цитатой

В огороде - капуста, в Киеве - Бузина...

Ищенко не может вернуться в Киев, Бузина - смог.

Он запомнился громкими призывами "времён ещё не расстрельного майдана" у Соловьёва "не жалеть денег на помощь Украине". НЕ ПОЖАЛЕЛИ, ЯНУКОВИЧ ИХ ПОЛУЧИЛ. И что вышло? Смятка по-европейски и месиво по-американски.

Что пишет Бузина в Киеве?

Разное, такое тоже: "Я ведь помню, что в 1814 году в Париж вступали и МОИ предки — УКРАИНСКИЕ КАЗАКИ. И падала Вандомская колонна перед ними — ПОБЕДИТЕЛЯМИ!"

1. В Париж вступила Русская армия, в её составе - полки донских казаков корпуса Платова, гусарские полки, половина которых была сформирована в Малороссии, среди них Изюмский, Павлоградский и другие, пехотные полки, среди которых тоже было немало сформированных в Малороссии.

Не было тогда уже "Украинских казаков". Были черноморские казаки.

2. Так что если числиться историком или историческим публицистом, надо называть всё так, как оно было.

А то так можно докатиться, до "украинских фронтов", которые "вместе с УПА" воевали с гитлеровцами.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Ср Дек 24, 2014 5:30 pm
Ответить с цитатой

23.12.14 "Слезы Луганска". Евдокия Шереметьева о своих впечатлениях от разрушенного города.

Мир перевернулся. И уже никогда не станет прежним.
Можно миллионы раз читать чьи-то истории. Можно смотреть и смотреть ролики на ютубе. Но просто поверьте, что это все не то. Все знала. Но когда видишь глазами, реальность меняется. Мир изменился и никогда для меня не станет прежним.

Мой Луганск начинается ночью. Когда нас встречают уже на другой стороне. Когда меня обнимают друзья Женя с Леной. С ними сопровождающий в бронежилете и автомате. Комендант из Первомайска, красивый молодой парень с острыми чертами лица.

Мы приехали ночью, а с 23 часов и до утра комендантский час. Без сопровождения нельзя.
Мои ощущения от войны начались именно с этой ночи. Огромная, безлюдная, идеально уложенная к чемпионату Европы по футболу дорога.


Только где-то в Чернобыле.
Жуть, и мурашки по коже.
Идеальный асфальт, глубокие дыры, поваленные мосты и танки вдоль дороги.
Кромешная ночь, ты едешь медленно, потому что посреди дороги постоянно встречаются огромные воронки от обстрелов, где-то куски снарядов. Где-то просто стоит танк...

- Да тут вечно слалом ехать приходится.
Женя смеется. А вокруг никого. Пустота, и чернота, которая начинает поглощать меня беспощадно.
Потом, уже днем, когда на этих дорогах ты видишь машины, ужас не такой. И даже обрушившийся мост, сгоревший танк, не наводят такой паники. Хоть ты понимаешь, что совсем недавно там сгорели люди.
Эта ночь ввела меня в адреналиновый шок.
Апокалипсис как он есть.

Утром поехали в Новосветловку, точнее, в то, что от нее осталось.
Пока фотографировала, проходила мимо женщина. Ирина, высокая блондинка, отправила всех своих детей и внуков в Россию.
- Почему сами не уедете?
- Куда? Кому я нужна? Это мой дом.
- Были здесь, когда бомбили?
- Были.
Рядом стоит пожилой мужик в телогрейке. Сосед, скорее всего.
- Народ потом айдаровцы загнали в церковь и пошли мородерствовать по домам и квартирам. Ужас, что творилось. Весь день до ночи сидели там. Очереди по храму давали.
- Сколько людей погибло?
- Сложно сказать.
У Ирины слезы в глазах, отворачивается. Вытирает.
Мы потом от трёх разных людей из Новостветловки слышали про церковь и айдаровцев.

- Работаете?
- Работаю, медсестрой.
- Деньги платят?
- В сентябре давали, а больше нет. Ничего, это мой дом.
Стою, отворачиваюсь, но слезы подлые не останавливаются. Захожу в машину, Женя Лену успокаивает.
- Не надо, Леночка, все хорошо, все хорошо, не плачь.
Сложно. Не плакать сложно.
Женя сжимает челюсти.
А я опять отворачиваюсь.
- Отец, подвести?
На дороге стоит пожилой старик в огромных сапожищах и ждет маршуртки.
- Праздничная акция?
Садится, и без остановки рассказывает.
- С похорон. Племянницу хоронили.
- Вы чего не уезжаете?
- А почему должен уезжать? Это мой дом.
- Опасно же, зачем рисковать?
- От судьбы не уйдешь...
И смотрит на меня с непониманием.
- А дети, жена?
- Они в Киеве.
Вздыхая, продолжает:
- Рассказываю друзьям, родным что здесь, а они не верят. Говорят - вру. Свои же, родные не верят! Нам вообще никто в мире не верит. Понимаете? Никто! По нам тут лупят из градов и минометов, убивают, грабят, и никто не верит оттуда. Никто! Мы себя сами расстреливаем и подрываем!
Голос срывается, дрожит. Вижу краем глаза - слезы стоят.
Отворачиваюсь.
Все, кого встречаем, общаемся, почти на грани. Кажется, что уже прошло столько времени, и человек привыкает и вырабатывает черствость. Неправда. Все оголено до предела, на поверхности. Люди, словно без кожи. Только спроси.
Солнце светит, снега нет. Люди ходят с пакетами мимо сгоревших танков, разбомбленных магазинов. Жизнь идет, такая простая и обычная жизнь. Идут, смеются, болтают, семечки лузгают.
Всех спрашиваю - почему, ну почему не уедете? И все отвечают - А куда? Кому мы нужны? Здесь мой дом...
И остаются, и готовят блины под обстрелами.

Многие уехали еще летом, а сейчас большая часть из них вернулась. Денег нет, работы нет, никто не ждет.
- Взвалю мать на спину, она у меня болеет, и в подвал. Не бросать же ее здесь, а куда мы поедем? Отстреляют, вечером обратно. Тяжело. Но ничего... Живы.
Едем дальше.
- Хочешь увидеть наш аэропорт?
- Хочу.
Подъезжаем к «аэропорту» - мимо проезжает колонна велосипедистов с детьми. Выехали на прогулку в такой денек. Жизнь идет
Подъезжаем к тому, что называлось аэропортом.
А там кладбище. Погоревшие БТР, осколки снарядов и тонны железа.
- Вот, смотри, что с ним стало. Видишь?
- Снаряды?
Показываю на десятки железок, в которых ну ничего не понимаю. Лена, красивая брюнетка на каблуках со знанием дела:
- Это от града.
Когда ехали обратно, подбросили девушку с ребенком. Она врач, без мужа осталась.
Из Новосветловки родом, дома больше нет. Сейчас живут в Тарасовке у свекра.
- Тебя как зовут?
- Даша.
- Сколько тебе лет?
- Сегодня 6 лет.
Как моей дочке...
- День рождения сегодня?
- Ага.
И улыбка до ушей.
Судорожно ищу что-нибудь в карманах дать. Делаю знаки Саше. Ничего - все отдали уже.
- Знаете, у нас тут елка скоро будет, Дед мороз приедет!
Даша улыбается, а потом они выходят с мамой.
А я уже не отворачиваюсь. Рыдаю, и конца и края этому нет.


















Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Ср Дек 24, 2014 5:46 pm
Ответить с цитатой



23.12.14 Интервью с Дмитрием Жуковым (позывной Кедр"): Не стоит недооценивать майданщиков и их покровителей.

Многие мои сослуживцы с трудом восприняли новость о рукопожатии Моторолы с врагом, и это — правильно. Если бы наша война была только за территорию или за власть, то рукопожатие с противником было бы допустимо. Но мы пришли воевать, в первую очередь, по идейным соображениям, против фашистской идеологии. В этом случае, конечно, пожимать руку врагу, тем более на камеру, нельзя. Наш брат Арсен — очень заслуженный и известный командир, и каждый его поступок, слово или жест уже символичны. Но, несмотря на досадную оплошность, допущенную нашим Моторолой, всех прошу не осуждать его и не уподобляться украинским военным, грозящим, как минимум, оторвать Куполу руку.


Многие эксперты сейчас пытаются предугадать, когда же настанут новые полномасштабные действия на Донбассе. Некоторые даже называют точные даты этого – конец декабря или начало 2015-го, другие дают отсрочку до весны. Такие выводы основываются на том, что группировка украинских войск усиливается уже не только советским вооружением, но и современными НАТОвскими образцами.

Я ни в коем случае не претендую на вакантное и неблагодарное место пророка. Однако, похоже, основные боевые действия на территории ДНР и ЛНР основательно консервируются, несмотря на усиление украинской армии. Горячая фаза конфликта и далее будет сравнительно вялотекущей. Причина — освободившиеся ресурсы трансформируются в подготовку «Демократического Майдана» на улицах Москвы и Петербурга.

Сама по себе украинская военная группировка не является для современной России опасной, но если врагам Кремля удастся вызвать в крупных городах России социальные волнения, спровоцировать уличные столкновения по примеру Институтской-Грушевского в Киеве, хоть на короткий срок заручиться поддержкой радикалов и одобрением населения, то тогда внезапный удар и наступление украинской армии, усиленной НАТО, сможет стать решающим фактором предполагаемой революции в России.

Да, конечно, майданщики, громившие «Беркут» и ВВ в правительственном квартале Киева, бездарно проиграли все наступательные операции против ополченцев на Донбассе. Но не стоит недооценивать политических противников России. Ведь в истории распада Российской империи и Советского Союза заранее деморализованные армия, полиция и милиция уже показывали свою беспомощность перед кучкой заговорщиков.

Потерпев неудачи в Осетии, Сирии, увязнув в поражениях на Украине, Запад понимает, что если, не сменить власть в Кремле революционным путем, с «распространением демократии» придётся покончить навсегда.

Впрочем, нужно понимать, что и наша сторона не лыком шита. В ДНР и ЛНР практически заканчивается преобразование ополчения в регулярную армию, которая готова дать отпор. Кстати, эту армию героев-добровольцев не деморализуешь никакой вражеской пропагандой.

Что делать простым людям? Сейчас через волонтёров нужно срочно оказать помощь мирным жителям Донбасса — продуктами, лекарствами и одеждой. Из-за объявленной украинскими властями блокады местами там начались реальные голодные смерти.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Чт Дек 25, 2014 5:11 pm
Ответить с цитатой

Это не СМИ, но и для СМИ в том числе, Евдокия Шереметьева обладает способностью, видеть, слышать, переживать и писать. Кто-то переживает, но не может об этом написать или высказать, кто-то умеет писать, но не способен переживать или подчиняет своё изложение материала коньюнктуре или Маммоне.









24.12.14 Евдокия Шереметьева об эмоциях от посещения Донбасса: "На войне объективности нет".

"Долго думала, какие слова написать, подобрать. Как описать увиденное, прочувствованное. Как?
Мне пишут - ты на все смотришь через призму эмоций, поэтому необъективна. Отвечу: невозможно приехать туда, и смотреть не через призму эмоций. Любые точки зрения - они всегда необъективны. Потому что ее, объективности, просто нет. Тем более - на войне.
Есть только люди, которые смотрят. А еще есть нелюди. У которых нет эмоций, зато есть масса инстинктов.
Для меня слово война, всегда было чем-то далеким. Конечно, переживала за сербов, когда их бомбили. Конечно после просмотра видео, фотографий страдала. Но само слово «в-о-й-н-а» в первую очередь ассоциировалась с Великой Отечественной. Рассказы бабушек, родных и, конечно, книги.
А вот теперь, не могу жить дальше. Потому что война не где-то далеко в Африке. А здесь.


Война и город.

Ощущение города совершенно иное. Это прямо в воздухе висит, когда ты в него въезжаешь.
И дело не в том, что все наводнено военными. И ты видишь танки на заправках, а на автобусных остановках молодых ребят с автоматами.
И вовсе дело не в том, что город стоит покалеченный. И как в Апокалипсисе вокруг ходят люди с продуктами, мимо разбитых домов, изрешеченных магазинов и разваленных детских садов. А мимо руин женщины гуляют с детьми в колясках.

Дело просто в самих людях. И самих ощущениях. В воздухе висит что-то непередаваемое, от чего ты понимаешь - Война. И не надо ничего объяснять. Все находятся в постоянном осознании того, что происходит.
Война - не боевые действия, иссеченные дороги от снарядов. Война - люди. Люди, простые люди, живущие в аду.
Это не абстрактные данные в новостях «погибло столько-то, взято в плен столько-то, пострадало столько-то».


Мы так часто слышим эти фразы, что они остаются где-то далеко. Пустые формальности, за которые мы прячемся, чтобы не знать правду. Чтобы она не секла и не резала нас.
Война - история каждого человека. Каждого человека, конкретного. И каждую историю невозможно слушать. Сердце разрывается на тысячи кусков. Можно ли его склеить?

Город чинят, по мере возможностей восстанавливают.
Женя постоянно показывает на те или иные здания в центре. Какие-то уже восстановили, какие-то так и стоят все в дырах.

- Видишь? По этому магазину ударили с воздуха. Сам видел. Я тогда залез на крышу - только там ловилась связь. И увидел, в какую сторону, где и куда стреляли с воздуха. А потом прочитал в интернете, что это кондиционеры взорвались. Дуня, понимаешь? Сам видел! А они мне доказывают - все не очевидно, неясно, вы на эмоциях были, вы не специалист.

У Жени уже нет работы. А он занимается тем, что развозит гуманитарную помощь. Своими силами, за свои деньги, в места, где идут боевые действия. Именно он был в Первомайске и увидел катастрофу города, который уже полгода в осаде. Ездит всегда вместе с женой.
- Жень, а зачем вместе? Опасно же...
- Если умрем, то вместе.
Неразлучно. Они и ночью на границе встречали нас вместе.
- Мы одно целое.


- А еще знаешь, Дуня, сразу понимаешь, кто есть кто. Все отсеялись, как шелуха. А некоторые, с кем и виделся всего-то раз, оказались настоящими людьми. Людьми с большой буквы.
Слушаешь Женю, и понимаешь - нас тоже окружает тысячи людей. Мы думаем они друзья. Мы видим их каждый день. Но мы не можем знать, кто из них и когда вставит нож в спину. А кто все бросит и поможет, даже если у вас разные взгляды.

- У меня был знакомый один. Денег в свое время занял. Вступил в нацгвардию. Позвонил тут, и говорит: «Жди, приеду отдавать долг. С автоматом».
Сижу, и мысленно вычисляю, кто бы из моих друзей бы меня сдал, кто бы нашел оправдание своей мерзости. Думаю, думаю и не верю.
- Жень, ну не может быть. Вы же дружили! Как такое может быть!
- И не такое может быть.
И как хочется все время сказать, что это не очевидно, это эмоции, это необъективность.


- Сейчас хоть нет проблем со связью. Когда бомбили Луганск, по счастью, у меня на крыше дома ловилась связь хоть иногда. Залезал на свой страх и риск. И все видел. Как полыхали дома, как у соседей снаряды в огород падали. А еще знаешь что? В городе было несколько всего точек, где ловилась связь. Люди туда съезжались. И знаешь что? Туда украинцы лупили из снарядов.
- Женя, ну не может быть! Это случайно же!

Смеется.
- Ну конечно не может быть. Конечно, случайно. А вообще, мы сами по себе стреляли. Точечно. Хотя нет. Это кондиционеры были, говорю тебе. Я же не специалист. Судить не умею. Пойми - нас долбили как мух. Мы вчера с соседями считали. В радиусе 500 м от моего дома поприлетало в 15 домов, кому в огород, кому под ворота, кому в сарай, кому в дом. Двоих убило, троих покалечило. Это в радиусе 500-600 метров. Мы знаем, откуда прилетало, Методично. По часам. Каждый день. По социально значимым объектам, по инфраструктуре. Более 80% подстанций было раздолбано. Газораспределительные станции долбили, водонасосные станции. Планомерно. Каждый день.

Женя говорит, и слова лишь эхом до меня долетают.
- А еще, знаешь, когда совсем не было связи, общались записками. Передавали их с маршрутками. Ты знаешь, ребятам этим надо ставить памятники. Водителям. Они возили в самые горячие места. Когда «Грады» лупили по городу, они возили людей в подвалы. Денег не брали. Понимаешь? Им всем надо медали за отвагу.
Господи, как же все это слушать? Сердце разбивается уже в пыль.


- Пошли к нам в подвал, покажу. Мы тут жили во время обстрелов.
Подвал большой, широкий. Женя сам спроектировал себе дом. Большой и просторный. С красивым садом. А теперь окна в этом доме заклеены изолентой. Прозрачной, что я сразу и не заметила. Чтобы стекла не бились. Дом почти не пострадал.
Слушаю и понимаю - да, это, наверное, это только одна сторона реальности. Эмоции.

Есть еще и другие фрагменты. Есть другая правда. Конечно, она есть. Как иначе?
Приезжайте в Донбасс, поделитесь правдой. Пусть она будет другая, но не с чужих слов. А ваша.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Чт Дек 25, 2014 5:26 pm
Ответить с цитатой



24.12.14 "Сепаратисты". Фильм Максима Фадеева из цикла "Донбасс на линии огня".
Жители города, ополченцы, юные балерины, ученые, шахтеры, артисты, врачи, студенты...
Это всё мы - народ Донбасса. Сепаратисты. Нам здесь жить.


Фильм недоступен, видимо, выложат трейлер позднее.

«Донбасс. На линии огня». Фильм четвертый «Терминал». Трейлер

«Донбасс. На линии огня». Фильм третий «С любовью. Донецк» Трейлер

«Донбасс. На линии огня». Фильм второй «Памяти воина «Волка». Фильм.

Донбасс На линии огня.Фильм первый «Прифронтовой город» Документальное кино 2014
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zonger

Участник


Зарегистрирован: 24.03.2009
Сообщения: 17166


Сообщение  |    Добавлено: Чт Дек 25, 2014 10:26 pm
Ответить с цитатой



Фильм: "Аэропорт 24.12.2014"
Интернет-издание "Правда ДНР" представляет вам свою первую полную работу под названием "Аэропорт 24.12.2014".


Фильм: "Аэропорт 24.12.2014" 22:36
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему   вывод темы на печать    Список форумов Я - Anti-Orange! -> Украина - не Майдан Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3, ... 33, 34, 35  След.
Страница 2 из 35

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Администрация сайта не несет ответственности за публикуемые на форуме сообщения

© 2005-2016 www.Anti-Orange-ua.com.ru