Я - Anti-Orange!
Уважаемые участники форума!
Сайт "Я - Анти-Оранж" переехал по адресу anti-orange.com.
Там же находится новый форум.
Данный форум работает в режиме архива, все функции, кроме чтения отключены.

Предприниматели-староверы

 
Начать новую тему   Ответить на тему   вывод темы на печать    Список форумов Я - Anti-Orange! -> Война миров
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Largebrain

Участник


Зарегистрирован: 06.04.2005
Сообщения: 3128
Откуда: Soviet Union

Сообщение Предприниматели-староверы  |    Добавлено: Вт Ноя 06, 2007 6:13 pm
Ответить с цитатой

Миллионеры-раскольники. Что оставили Москве Рябушинские

«Меценаты», «крупные капиталисты», «враги советской власти» - Рябушинских называли по-всякому. К ним всегда относились неоднозначно: с восхищением и неприятием. Николая II травмировала «предпринимательская левизна» Павла Рябушинского, а Ленин одним из первых внес его имя в списки «врагов народа».

Убыточная фабрика

Семья Рябушинских очень тесно связана с Москвой. Основатель фамильного дела Михаил Яковлевич пришел в Первопрестольную в 1802 году. Он начал работать в ветошном ряду мальчиком на побегушках. И настолько преуспел, что стал купцом, завел несколько ткацких мануфактур в Москве и Калужской губернии, а после себя оставил колоссальную сумму в 2 миллиона рублей (по тем временам за 3 с полтиной можно было приобрести сапоги).

Суровый и истовый старообрядец, носивший простонародный кафтан и сам в качестве мастера работавший на своих мануфактурах, Михаил Яковлевич заложил основу будущего процветания семейства.

После его смерти старший сын Павел купил «убыточную» фабрику за 268 тысяч рублей в Тверской губернии недалеко от Вышнего Волочка (продав при этом все свои мануфактуры). Перевел ее на механическое производство с использованием паровых двигателей. Тогда переоборудование стоило дороже, чем приобретение нового предприятия «на ходу». И эта «убыточная» фабрика стала единственным (пока) промышленным предприятием клана Рябушинских. Но каким! В 1870 году за участие в мануфактурной выставке Павла Михайловича пожаловали «золотой медалью для ношения на шее с Аннинской лентой и надписью «За полезное».

Как оказалось, фабричное дело было стихией Павла Рябушинского. Благодаря его стараниям вышневолоцкие фабрики (купец построил еще несколько предприятий) к концу XIX века стали заметной величиной российской хлопчатобумажной промышленности.

В наследство своим сыновьям Павел Михайлович оставил 20 миллионов рублей.

Многодетный родитель

Наследников у Павла Рябушинского было предостаточно. От первого брака у него родились семь дочерей. Правда, с супругой (жениться на Анне Фоминой Павла заставил отец) он развелся, обвинив ее в измене. Вторая жена Александра Овсянникова осчастливила его 16 детьми (трое умерли в раннем возрасте). Брачный союз Рябушинских оказался на редкость удачным, несмотря на то что заключен он был при весьма необычайных обстоятельствах. В ту пору собрался жениться его младший брат Василий, а 50-летний Павел, приехавший смотреть невесту, неожиданно так ею увлекся, что сделал предложение от своего имени. Избранница была моложе его на 32 года. А брат Василий так и не женился.

В отличие от папеньки Павел Рябушинский имел более высокие культурные запросы: неоднократно бывая по делам фирмы за границей, увлекался театром, носил европейский костюм, был членом Биржевого общества и гласным Московской городской думы. И в то же время он соблюдал каноны и ритуалы старообрядчества. В его доме была моленная с древними образами и богослужебными книгами, где службу правил уставщик. Так что венчался Павел в старообрядческом молитвенном доме.

Богатство обязывает

После смерти Павла Михайловича во главе фамилии стал Павел Павлович. В делах ему помогали Сергей, Степан, Владимир и Михаил. Современников поражала особенность всей семьи: внутренняя дисциплина. Не только в делах банковских, но и общественных, каждому было отведено свое место по установленному рангу, и «на первом месте был старший брат, с коим другие считались и в известном смысле подчинялись ему».

Рябушинские всегда придерживались девиза: «Все для дела и ничего для себя». А дело Рябушинских процветало.

Банк, который отстроили на Биржевой площади (там теперь размещается Министерство труда) в Москве, пользовался особой популярностью. На мировом рынке льна Рябушинские были монополистами (экспортировали хлопок за границу без привычной для России зависимости от иностранцев). Братья учредили Товарищество Московского автомобильного завода - АМО (ныне ЗИЛ), на котором предполагали наладить производство грузовиков по лицензии итальянской фирмы «Фиат». Однако октябрьские события 1917 года отодвинули пуск завода... и уже советская власть воспользовалась помещениями и оборудованием. Московские миллионеры приобрели крупный лесопильный завод в Архангельской губернии. Примеривались они и к разработке нефтяных месторождений в районе Ухты. «Рябушинские, - писали в московской деловой прессе, - целая эра Москвы. Может быть, эра - во всей промышленной жизни России».

Известно, что состояние Павла Павловича к 1916 году оценивалось в 4,3 миллиона рублей, а годовой доход равнялся 326 913 рублям 35 копейкам (тогда годовое жалование самых высокопоставленных царских сановников не превышало 25-30 тысяч рублей). Одаренный коммерсант, незаурядная личность, в конце концов он сделал своим основным жизненным кредо политику. Через страницы издаваемых им «Народной газеты» и «Утро» критиковал дела властей предержащих. Газеты Рябушинского закрывали. Так остановили деятельность «Утра» за фельетон на всесильного премьера Столыпина под названием «Диктатор Иванов 16-й», а самого миллионера-издателя в административном порядке выслали на время из Москвы. Позднее ему удалось вернуться в столицу, его избрали в IV Госдуму, где он стал одним из главных экономических экспертов. Издавал известную на всю страну газету «Утро России». В годы Мировой войны политическая деятельность Павла Рябушинского достигла апогея. Он выступает инициатором создания военно-промышленных комитетов - органов мобилизации частной промышленности на нужды войны.

Именно Павлу принадлежит выражение «Богатство обязывает». И все Рябушинские (каждый по-своему) доказывали этот постулат. Семейной чертой семьи миллионеров-раскольников была тяга к коллекционированию. Степан Рябушинский владел одной из лучших коллекций старообрядческих икон, организовал старообрядческий институт, где готовились староверы-священники и учителя. Он основал специализированный журнал «Русская икона». Для Степана на улице Малая Никитская отстроил великолепный особняк именитый архитектор Шехтель. Там Рябушинский, глубоко религиозный человек, устроил старообрядческую моленную, где было множество древнерусских икон.

На поиски икон Степан Рябушинский посылал в самые глухие районы России скупщиков, нередко спасавших шедевры от гибели. Едва ли не первым он применил последовательную полную расчистку икон от позднейших записей, выполняемую опытными реставраторами. За заслуги в деле сохранения древнерусского художественного наследия фабрикант был избран почетным членом Московского Археологического института. Со временем коллекция включала десятки раритетов, в том числе таких как «Богоматерь Одигитрия Смоленская» (вторая половина XIII века), новгородские «Рождество Богоматери» и «Архангел Михаил» (XIV век). Собиратель планировал создать на основе коллекции Музей иконы, но, к сожалению, не успел. Первая мировая война и Октябрьская революция помешали планам мецената.

После революции Степану, как и большинству представителей семейства, пришлось спешно покинуть Москву. Часть его собрания обнаружили на даче у брата Николая. Из здания же на Петроградском шоссе, предназначенном для Музея иконы, в 1918 году было вывезено 128 произведений, а множество икон как «не имеющих художественной ценности» отдано обитателям дома или свалено в подвале. К счастью, большинство шедевров уцелело, и в настоящее время они находятся в собраниях Третьяковской галереи и Исторического музея. А особняк Степана отдали Максиму Горькому, здесь писатель, вернувшись в СССР, провел последние годы жизни. Творение Шехтеля новый владелец называл «нелепым», а в помещении бывшей моленной его невестка устроила живописную мастерскую.

Недалеко от особняка Степана Рябушинского находилось еще одно творение Шехтеля - готический замок, расписанный самим Врубелем, возведенный для Саввы Морозова. Его и купил Михаил Рябушинский. По изысканности интерьеров и отделки особняк был в числе первых в столице. Недаром теперь это Дом приемов для высоких дипломатических персон и ныне находится в собственности МИДа. Михаил, как и Степан, был страстным коллекционером. В этом особняке и нашли в 1924 году ошеломленные граждане Советского Союза богатый клад, бесценные сокровища: 40 картин русских мастеров Брюллова, Тропинина, Репина, Серова, Врубеля, Бакста, Кустодиева, 80 акварелей русских и европейских мастеров XIX - начала XX веков, работы французских живописцев Изабэ, Моне, Тулуз-Лотрека, Ропса, мраморный бюст Виктора Гюго работы Родена, коллекцию восточной мелкой пластики и фарфора, старинные манускрипты.

Покидая в 1918 году Москву, супруги (страстный балетоман Михаил Рябушинский женился на дочери капельдинера Большого театра балерине Татьяне Комаровой), рассчитывая на скорое возвращение, укрыли основную часть своего собрания (остальные раритеты национализировало Советское государство) в потайной комнате особняка. После того как тайник был обнаружен (тогда в здании находился некий «Бухарский дом просвещения»), извлеченные оттуда произведения искусства передали в Государственный музейный фонд.

Ученые-меценаты

Рябушинские большое внимание уделяли науке. Братья «варились» в научной среде. Павел Павлович увлекался высшей математикой. Самый младший из братьев, Федор, спонсировал крупнейшую научную экспедицию на Камчатку. Затраченные им 200 тысяч рублей сторицей вернулись в виде богатейших коллекций минералов и растений, привезенных в Москву. Молодой меценат вынашивал план еще нескольких экспедиций в Сибирь, но в 25 лет умер от туберкулеза.

Другой брат, Дмитрий, был признанным во всем мире ученым. Именно он заложил основы аэродинамики, у себя в имении, еще будучи студентом МГУ, создал лабораторию, где использовал аэродинамическую трубу. Со временем он основал первый в мире научно-исследовательский аэродинамический институт, на что использовал свое состояние. Практически все исследования велись в Кучине (имении Рябушинских) по собственным планам и при личном участии Дмитрия.

К сожалению, Октябрьская революция ознаменовалась в Кучине поджогами соседних имений. Опасаясь за семью, Дмитрий отправил жену и трех дочерей за границу, а сам остался, пытаясь сберечь свое детище. Он добился национализации института и покровительства Наркомата просвещения. В результате для руководства институтом была создана коллегия, а заведывание им поручили Рябушинскому. Однако осенью 1918-го Дмитрия арестовали: чудом оставшись в живых, в декабре того же года он уехал в Данию, а оттуда переселился в Париж. Кучинский аэродинамический институт со временем переименовали в Московский институт космической физики. Позднее он влился во вновь созданный Государственный научно-исследовательский геофизический институт.

Во Франции Дмитрий получил ученую степень доктора наук - за две представленные им диссертации по гидродинамике, а затем был избран членом-корреспондентом Парижской академии наук. Несмотря на лавры и признание, Дмитрий Павлович так и не принял французского гражданства и до конца жизни сохранил паспорт русского эмигранта, хотя на международных конгрессах представлял французскую науку и высшую школу (Рябушинский состоял членом Лондонского Королевского института, Аэронавтического научного института в Нью-Йорке, Французского математического общества). Все свое свободное время он посвящал сохранению русских культурных ценностей за рубежом: до последних дней жизни просматривал безнадзорные архивы распадающихся русских семей и отбирал ценные материалы для передачи их в надежные государственные архивы.

В мае 1954-го в Сорбонне торжественно отпраздновали 50-летний юбилей научной деятельности Pябушинского, на котором присутствовали ученые из всех стран, за исключением СССР. Французы выпустили юбилейный сборник с научными статьями его друзей, коллег и учеников. Дмитрий Павлович опубликовал свыше 200 научных работ, посвященных аэродинамике, астрофизике, сверхзвуковой динамике, геометрии, гидродинамике, математике и теоретической физике!

А в СССР имя талантливого ученого свыше полувека было под запретом.

«Беспутный Николаша»

Была в семье Рябушинских и склонность к искусству. Сергей Рябушинский слыл талантливым скульптором. Илья Репин ходатайствовал перед правлением Товарищества передвижных выставок об избрании Рябушинского в члены общества.

Николай (или, как его называли в семье, «беспутный Николаша») пользовался особой популярностью в среде художников и литераторов. После смерти родителя, став владельцем крупного состояния, Николаша умудрился растратить за 3 месяца большую часть своего наследства. По завышенной цене он приобрел ненужное имение в Екатеринославской губернии. Главным источником его расходов стала певица кафешантана француженка Фажет. Николаша прикупил для нее драгоценностей на 45 тысяч рублей, кормил в самых дорогих ресторанах, катал на лихачах. Однако родственникам не особо понравилась подобная идея вкладывания денег. Загулявшего Николашу братья быстро взяли под контроль. Им разрешили учредить опеку над «болезненным и глухим» Николаем. Но тот, несмотря на недуг, придуманный для него опекунами, сорил деньгами направо и налево. Через пять лет опеку сняли. Николай тут же отошел от семейного бизнеса. Он решил издавать журнал по искусству, который затмил бы все журналы мира, - «Золотое Руно». Издание было роскошно оформлено и выходило на русском и французском языках. Как вспоминал известный литератор Владислав Ходасевич, для редакции Николаша снял особняк, обставил его шикарно, завел контору и «наладил целую бухгалтерию, которую всю нетрудно было уместить в записной книжке».

Однако изначально утонченным представителям богемы Николай не понравился. В нем узрели «грядущего хама». Хотя в конце концов помещение редакции журнала стало местом постоянных встреч художественной элиты Москвы и Санкт-Петербурга. «Плейбой восточного мира», как величали Николая, организовывал многочисленные художественные выставки, по его заказу писались портреты художников и литераторов: Врубеля, Бальмонта, Андреева.

Денежные дела Николая расстроились вконец, и журнал «Золотое Руно», который был убыточным, в итоге прекратил свое существование. Бывший меценат уединился на своей вилле «Черный Лебедь» в Петровском парке, при въезде в которую, на новоселье, он посадил черных пантер на цепях. Позднее в семье грустно шутили, что Николаша оказался умнее всех, так как разорился еще до революции и от национализации не пострадал.

Финал

Благотворительность Рябушинских не ограничивалась только наукой и искусством. Еще в 1891 году в Голутвинском переулке открыли народную столовую, где за счет Рябушинских кормили ежедневно около 300 человек, потом устроили богадельню. Другая столовая находилась в Спасо-Глинищевском переулке.

Спектр деятельности династии был настолько широк, что, за что бы ни взялись Рябушинские, везде добивались успеха. Но судьба была к ним более сурова. В 1918 году большинство членов семьи покидает страну. Революция лишила Рябушинских родины и разбросала по миру. Эмиграция, изгнание были наиболее естественным выходом для людей с такой одиозной фамилией. В Москве из всего многочисленного рода остались две сестры - Надежда и Александра Павловны (последняя была замужем за Алексеевым, племянником Станиславского). До середины 1920-х годов они жили в фамильном доме, даже вели переписку с братьями-эмигрантами, а затем сестер постигла участь всех «бывших»: дни свои они закончили на Соловках.

Остальные представители московского семейства умерли вдали от России. Теперь в Москве проживает только один прямой потомок этой именитой династии - Николай Рябушинский-Толоконников.

Анна Петросова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Largebrain

Участник


Зарегистрирован: 06.04.2005
Сообщения: 3128
Откуда: Soviet Union

Сообщение  |    Добавлено: Вт Ноя 06, 2007 6:55 pm
Ответить с цитатой

Прохоровы

предприниматели-благотворители России

В столице недавно произошло событие, созвучное духу времени: москвичам напомнили еще одну фамилию Прохоровы. С этой династией, состоящей из пяти поколений типичных представителей промышленников России, вышедших из монастырских крестьян Троице-Сергиевой Лавры, напрямую связано такое известнейшее название крупного промышленного предприятия страны конца XIX начала XX веков, как Трехгорка или Прохоровка. Так называлась до
1918 года Прохоровская Трехгорная мануфактура.

В связи с приближающимся юбилеем 200 летием Трехгорной мануфактуры с обращением к мэру города Москвы Лужкову Ю.М. от имени потомков Прохоровых и инициативной группы выступила внучка предпоследнего владельца предприятия Прохорова Николая Ивановича-старший научный сотрудник Государственного Исторического Музея Прохорова Наталья Михайловна. В нем, в частности, говорится: Учитывая важность и значительность затрагиваемых проблем, с целью их широкой пропаганды и более широкого изучения и освещения, мы предлагаем торжества по случаю празднования 200-летия Юбилея Трехгорной Мануфактуры включить в план празднования Дня Города 1999 г.

Трехгорная мануфактура была основана в 1799 году Василием Ивановичем Прохоровым, сыном монастырского крестьянина, служителя Троице-Сергиевой Лавры, и его шурином Федором Резановым. Но не сразу первый Прохоров занялся выпуском тканей...

Когда семья перебралась в Москву, служил приказчиком у пивовара. В 17У1 году основал собственное дело - пивоваренный торг в Хамовниках. Был он для своего времени человеком грамотным, набожным, умным и рассудительным. За это избирали его многие годы словесным судьей.

А за то, что узнали в мире и в России трехгорские ткани, надо сказать спасибо жене его, Екатерине Никифоровне.

Именно она настояла на том, чтоб ее муж Василий Иванович, бывший уже в 1784 году преуспевающим купцом, имевшим пивоваренный торг, сменил его, поскольку это занятие противоречило его мировоззрению. Не могу я молиться об успехе твоего дела, - говорила она мужу. - Не могу желать, чтобы больше пил народ и через то разорялся.

По свидетельству современников, Василий Иванович с женой был согласен... Будучи уже в преклонном возрасте и вполне преуспевающим, он оставил свое налаженное дело и организовал с помощью дальнего родственника другое совершенно незнакомое, вложив в него все свои средства.

И сделал он это, рискуя всеми своими капиталами и благополучием десятерых детей, из религиозно-нравственных соображений, потому что к пивоварению, как к делу, неугодному Богу, не лежала у него душа. Так была основана Прохоровская Трехгорная мануфактура на Пресне.

Хотя Федор Резанов до того работал на ситценабивном производстве, в новых условиях дело для обоих оказалось новым. Резанову самому приходилось обучать рабочих, ткани набивались вручную. Тяжело давались секреты старинных русских красителей: пытаясь разгадать их, умер от чахотки один из близких родственников Резанова.

Однако несмотря на сложности коммерческие и предвоенного времени дело пошло. Компаньоны сумели даже выкупить у князей Хованских участок земли.

Как водится - чем шире дело, тем теснее компаньонам: родственники решили разделить дело. Было это перед самой войной
1812 года семья В.И. Прохорова на себе испытала тягость оккупации Москвы наполеоновской армии.

В послевоенные годы здоровье главы семейства все более ухудшалось. В 1815 году тяжелый недуг свел его в могилу. Со смертного одра он советовал детям держаться в жизни тех правил, которые и ему самому служили основой во всех его поступках: Любите благочестие и удаляйтесь от худых обществ, никого не оскорбляйте и не исчисляйте чужих пороков, а замечайте свои, живите не для богатства, а для Бога, не в пышности, а в смирении; всех и, кольми паче, брат брата любите.

Получилось так, что уже в последние годы жизни основателя предприятия забота о фабрике легла на плечи его 16-летнего сына Тимофея. После смерти отца 18-летний Тимофей стал полным хозяином.

Он прекрасно знал производство и торговлю, красильное дело. В это же время он избирается словесным судьей в своей округе. Ему-то во многом обязана мануфактура своей славой и своим именем.

Через все прошел Тимофей Васильевич: был и на грани банкротства, когда через открытые по указу императора границы европейские ткани машинной выделки задавили более трудоемкие российские. И обворовывали его, и обманывали.

Но дело выжило, а борьба за выживание наложила отпечаток на второго представителя фамилии Прохоровых. Сам он, рассказывая об этом в своей автобиографии, предостерегал сына от тех неприятных внутренних мучений, которые рождаются следствием таких человеческих пороков, как заносчивость, гордость, неблагодарность по отношению к старшим...

Удача мне, шестнадцатилетнему мальчику, не во всех отношениях послужила на пользу: я сделался гордым, даже против братьев, грубым и неблагодарным к родителям, и Бог попустил на меня беззаконное: в 1817 году в январе месяце потерпел достойное поношение и унижение против Бога, родителей и всех меня знавших. К оправданию моему не оставалось ни одного слова, кроме смиренной к Богу молитвы и покорности старшим. Долго мне надобно было стыдиться не людей только, но и стен за мое преступление.

Искупал же перед самим собой вину Тимофей Прохоров всю свою жизнь. На его счету - основание в 1816 году первой в России ремесленной школы.

Став в 19-летнем возрасте основоположником ремесленного обучения в России, он сам написал программу для него, следил за занятиями, вечерами проводил чтения с рабочими фабрики. В 1820 году он и его брат Константин подали в комитет по образованию проект организации профессионально-технического училища с полным обоснованием его программы.

После эпидемии холеры в 1830 году ремесленная школа значительно расширилась. Прохоровы взяли в свой приют, который действовал с 1815 года, сто детей - сирот, оставшихся без родителей. Здесь обеспечили их будущее, давая им профессиональное образование. Многие из них остались на фабрике, став кадровыми рабочими.

Известный деятель народного образования России С.А. Маслов после посещения Трехгорки отмечал: Мы с благодарностью к
г.г. Прохоровым оставили их фабрику, повторяя неоднократно между собою: вот настоящий фабричный приют для беднейших детей.

...Если бы при больших московских фабриках учредились подобные школы для беднейших детей, с приютом, как мы это видели у г.г. Прохоровых..., какое бы это было благодеяние!.

С целью усовершенствования своего предприятия Тимофей Васильевич посетил Францию, Германию, где изучал текстильное дело и слушал лекции по химии. Немецким языком владел столь успешно, что свободно участвовал на нем в научных дискуссиях.

Он же добился создания попечительского комитета над тюрьмами и активно участвовал в его работе. В 1833 году Т.В. Прохоров исполнил давнюю свою мечту: отделившись от братьев, открыл на свои средства технические училище.

Просветительская деятельность Тимофея Васильевича с братьями обратила внимание государя Николая Павловича, который лично удостоил братьев Прохоровых своей благодарности за попечение о нравственности рабочих на фабрике. Он пригласил в Николаевский дворец купцов, принимавших участие в выставке мануфактурных изделий в Москве в 1835 году, благодарил их за усовершенствование в русской промышленности; при этом вызвал братьев Прохоровых и еще раз, удостоил всемилостивейшей благодарности в самых лестных выражениях, поставил их в пример всему обществу, говоря, что должно заботиться не о своих только выгодах, но и о благосостоянии и доброй нравственности народа.

Среди коллег предпринимателей Тимофея Васильевича отличали пытливый ум и наблюдательность, жажда знаний и основательность в изучении, решений актуальных вопросов, человечность и милосердие. Где бы он ни был, чтобы ни видел все его интересовало, все лучшее, новое он хотел познать и перенять.

Он был намного просвещеннее своего отца: в кругу его чтения, кроме литературы религиозной, отводилось и много места литературе светской, - он читал Посошкова, французских и немецких экономистов, интересовался проблемами философскими... Познания его были обширны и разносторонни. Но при этом Тимофей Васильевич оставался глубоко религиозным человеком, строго хранившим веру и заветы своего отца, предков.

В деле духовно-нравственного просвещения народа Тимофей Васильевич старался использовать все пути, к тому ведущие: он призывал духовенство к проповеди Слова Божия с церковной кафедры, устраивал сам школы для народа, привлекая к этому других, учреждал библиотеки, читальни, народные чтения-собеседования и, наконец, стал первым в России устроителем фабричного народного театра.

Вот как об этой инициативе писал современник: Как человек просвещенный, Прохоров не мог не понимать великого значения театра, как средства для улучшения народной нравственности. Из этого желания укрепить в фабричных нравственное начало и просветить их и исходило, без сомнения, намерение Прохорова устроить фабричные спектакли...

Начало спектаклей на Прохоровской фабрике, организованных Тимофеем Васильевичем, относится к 1820-м годам. Сцена была приспособлена в одном из фабричных помещений, исполнителями выступали ученики из фабричной школы. Душой этого дела был, конечно, сам Прохоров. Он, по рассказам фабричных того времени, сам следил за подготовкой актеров к представлению. Один из участников тогдашних спектаклей вспоминал, как хозяин, когда разыгрывали Недоросля, указывал ему на неправильности в его игре и все говорил: логики, логики у тебя нет. Мать Прохорова также принимала посильное участие в устройстве спектаклей и шила, между прочим, костюмы для актеров. Спектакли продолжились и в 30-х и в 40-х годах...

Историей русского просвещения не должны быть забыты и имена Волкова, Прохорова и Дмитриева, как начинателей, в разное время и при разных условиях, в деле применения сцены к просветительному влиянию на рабочую массу.

Умер Тимофей Васильевич представитель второго поколения предпринимателей Прохоровых в 1854 году, оставив после себя отличающиеся глубиной мысли философские трактаты О богатении и О бедности. Их он посвятил наиболее близкому ему по духу брату Константину Васильевичу. Исходя из этики православия и собственного опыта хозяйствования, в рассуждении О богатении он обосновал благотворительную деятельность как составную часть дальновидной СТРАТЕГИИ предпринимателя в условиях экономического роста.

В первой из этих работ предприниматель подчеркивал: А. Человеку нужно стремиться к тому, чтобы иметь лишь необходимое в жизни; раз это достигнуто, то оно может быть и увеличено, но увеличено не с целью наживы, -богатства для богатства, - а ради упрочения нажитого и ради ближнего. Благотворительность совершенно необходима человеку, но она должна быть непременно целесообразна, серьезна. Нужно знать, кому дать, сколько нужно дать. В виду этого необходимо посещать жилища бедных, помогать каждому, в чем он нуждается: работой, советом, деньгами, лекарствами, больницей и пр. и пр. Наградою делающему добро человеку должно служить нравственное удовлетворение от сознания, что он живет в Боге.

Б. Богатство часто приобретается ради тщеславия, пышности, сластолюбия и пр. Это нехорошее, вредное богатство: оно ведет к погибели души. Богатство то хорошо, когда человек, приобретая его, сам совершенствуется нравственно, духовно; когда он делится с другими и приходит им на помощь... Вообще честное богатение, даже коммерсантов или банкиров, полезно, если наживающий богатство живет по Божьему.

В некрологе о Т.В. Прохорове, напечатанном по случаю его кончины в 280 Северной Пчелы за 1854 год, говорилось: В Москве 14 июня нынешнего года скончался известный ситцевый фабрикант и неутомимый соревнователь образования детей промышленного и ремесленного класса, мануфактур-советник и кавалер святые Анны 3-ей степени, Тимофей Васильевич Прохоров на 57 году от рождения. Он был первый учредитель при фабрике с братьями ремесленной школы для бедных детей. После, имея у себя отдельную школу на своем содержании, образовал много людей в разных родах промышленных занятий, которые теперь получают от 200 до 2000 рублей серебром в год, а другие сделались хорошими хозяевами по фабрикации и коммерции. Сверх того Тимофей Васильевич Прохоров имел обширные познания и в посторонних предметах и всегда горел пламенной любовью к пользам отечества. К развитию дарованного от природы ума его и практической опытности много содействовали также неоднократные поездки за границу в особенности для изучения искусства своей фабрикации. Движимый постоянно благородной ревностью ко благу ближнего, он, несмотря на расстроенное здоровье, до конца своей жизни с честью проходил возложенные на него обязанности по званиям:

члена московского отделения мануфактурного Совета, попечительного о тюрьмах комитета и многих ученых обществ. По влечению сердца, он искал повсюду случая подать помощь ближнему и словом и делом, являясь всегда разумным и опытным собеседником в обществе просвещенных мужей, другом-наставником малолетних и утешителем несчастных. Память о нем пребудет незабвенна в его воспитанниках и всех знавших его. Он действовал в пользу ближних с самоотвержением и, хотя не оставил по себе вещественного капитала, но в его рассаднике осталось много богатства.

Константин Васильевич, извещая одного из своих близких о смерти брата, писал: Покойный наш брат по своим способностям и деятельности, если бы преследовал личные цели, мог бы быть первым в Москве капиталистом; но цель его жизни была иная - жить для других, и он для блага ближнего не щадил ни трудов, на капитала, ни здоровья... его жизнь была одним сеянием будущего возрастания. Все благомыслящие не только будут сами собирать от его семян плоды, но передадут об оном потомству...

По своим воззрениям, деятельности и складу ума Т.В. Прохоров являлся столь неординарной и видной личностью, что его биография, написанная о. И. Благовещенским, помещалась в словаре Брокгауза и Эфрона, а с 1862 года в школьных хрестоматиях (Хрестоматия Сухотина и Дмитриевского, изд. 1862 г., с 117-150), наряду с биографиями Никитина и Кулибина.

Для исполнения задуманного Тимофеем Васильевичем не хватило бы ни его жизни, ни сил, ни средств. Но уже и потому, что ему удалось сделать, он является одним из замечательных людей своего времени.

В дальнейшем Трехгорной мануфактурой управляли три брата Прохоровы Иван, Константин и самый младший Яков. На его плечи и легло управление фабрикой. Константин же, женившись, посвятил себя Норской мануфактуре. Своему покойному брату новые владельцы в благотворительности уступали.

И все же новое поколение Прохоровых, как и последующие, продолжили дальнейшее совершенствование профессионально-технического обучения, а также улучшение условий работы и быта рабочих. При сыне Якова - Иване - производство еще более расширилось, заработали новые, выписанные ткацкие станки из Англии. Владелец пытался найти секреты новых химических красителей.

Однако случилась беда: фабрику уничтожил пожар... На собранные с трудом средства Иван Яковлевич купил фабрику в Серпухове, где новое производство работало круглосуточно. Талант предпринимателя, четкая организация труда рабочих-строителей не пропали даром: уже через несколько месяцев на пепелище был заложен фундамент новой Трехгорки. Произошло это в 1878 году, а в 1882-м фабрика уже функционировала. Но сердце предпринимателя не вынесло перенапряжения...

Предприятием занялись его сыновья, Сергей и Николай. Молодые и энергичные, получившие отличное образование, они попытались обновить процесс производства. И это у них получилось. Наконец удалось получить рецепты новых, химических красителей, сделать новаторские технологические открытия в ситценабивном процессе, которые в последующем стали применяться как в России, так и за рубежом.

Было решено Николай будет заниматься чистой коммерцией, а Сергей производством. Братья открыли несколько оптовых магазинов. Торговали в России и за рубежом как своими, так и купленными тканями.

Прохоровы стали пионерами в разработке торфяников и бурого угля и под Москвой. Уже в 40-х годах они мануфактуру целиком перевели на торфяное, а потом и угольное отопление. В 70-х годах, купленная на юге России угольная шахта, снабжала их Товарищество и находившуюся на территории мануфактуры электростанцию антрацитом.

Сергей Иванович Прохоров, будучи специалистом-химиком, поднял вопрос об очистке сточных вод, став тем самым одним из первых инициаторов борьбы за экологию.

С 1899 г. Прохоровская фабрика неоднократно принимала участие в промышленных выставках. Ее успехи отмечались и в России, и за границей:

- в 1848 году фабрика приобрела право изображать на ее изделиях государственный герб;

- в 1851 году на Всемирной выставке в Лондоне фабрика получила медаль;

- в 1861 году на Всероссийской выставке в Санкт-Петербурге подтвердила право изображения государственного герба;

- в 1862 году на Всемирной выставке в Лондоне - золотая медаль;

в 1867 году на Всемирной выставке в Париже - серебряная медаль;

в 1870 году на Всероссийской выставке в Санкт-Петербурге подтвердила право изображения государственного герба;

в 1873 году на Всемирной выставке в Вене - серебряная медаль.

После образования Товарищества, Прохоровская Мануфактура принимала участие в шести выставках: в Парижа (1886 г.), Антверпене (1887 г.), Чикаго (1893 г.) ей присудили золотые медали; на Всероссийских выставках в Москве (1882 г.) и Нижегородской
(1896 г.) она подтвердила право изображения на своих изделиях государственного герба.

Экспертная комиссия Нижегородской выставки, присуждая мануфактуре в пятый раз государственный герб, в своем дипломе так отмечала ее заслуги: За изящество и оригинальность в рисунках и за отличное исполнение в отношении гравировки, печати и красок в товарах, сработанных по различным узорчатым тканям высокого достоинства и, преимущественно, своего ткачества; за отличное исполнение платков и ручного саксонского товара по бумажному полубархату; за постоянное совершенствование техники производства; за особое попечение об улучшении положения рабочих и за устройство ремесленной школы при фабриках.

Оснащение фабричного производства новейшим оборудованием, организация научной химико-аналитической и химико-технической лабораторий, к работе которых привлекались профессора Московского государственного университета, способствовали тому, что вступление Трехгорной мануфактуры в новое столетие ознаменовалось и новыми большими достижениями, признанными на Всемирной Парижской выставке 1900 года.

За успехи в работе Товариществу была присуждена высшая награда - Гран при. За заботу о быте рабочих и по санитарному делу Товарищество получило золотую медаль, по учебному отделу выставки золотую медаль присудили школе ремесленных учеников, а владелец мануфактуры Николай Иванович Прохоров удостоен ордена Почетного легиона.

К действовавшим на фабрике ремесленным школам и училищу, курсам по химии, математике и технологическому черчению, он дополнительно организовал работу вечерних классов, расширил существовавшие с 1820-х годов приют для бедных рабочих, ясли, детский сад, больницу, амбулатории и богадельни, усовершенствовал пенсионное обеспечение работников. В селах Никольском и Покровском- Глебове открыл летний санаторий, где обслуживание, включая медикаменты, было бесплатным.

В это же время Товариществом были созданы публичная библиотека, классы оркестровой музыки и хорового пения, которыми руководил профессор Московской консерватории. Продолжала действовать химическая лаборатория-филиал Московского университета, а также рабочий театр с зрительным залом на 1300 мест.

И вот в 1912 году во внимание к выдающейся благотворительной и общественной деятельности Почетный гражданин мануфактур-советник Николай Прохоров возводится в потомственное дворянское достоинство.

Н.И. Прохоров известен и как общественный деятель, и как человек, который кроме гласных пожертвований, много уделял из своих средств на нужды армии. Как и остальные члены династии, он старался жить по завету, оставленному их прадедом, основателем мануфактуры Василием Ивановичем Прохоровым: ...живите не для богатства, а для Бога, не в пышности, а в смирении, всех, и кольми паче, брат брата любите.

Кстати, во время событий 1905 года фабрика пострадала не от гнева восставших, а от обстрела артиллерией царских войск баррикад Красной Пресни: в мануфактуру попало много снарядов.

В Российском государственном военно-историческом архиве хранится редкий документ адрес рабочих ткацкой и прядильной фабрик Прохоровской Трехгорной мануфактуры, преподнесенный Николаю Ивановичу Прохорову в августе 1905 года в присутствии всех рабочих на ежегодном молебне. В нем передано отношение рабочих к предпринимателю в первый год первой революции в России:

Глубокоуважаемый наш хозяин Николай Иванович! Просим принять от нас, рабочих Ткацкой и Прядильной фабрик, эту икону Нерукотворенного Образа Господня и хлеб-соль, в благодарность за Вашу постоянную заботу и отзывчивость к нашим нуждам. Надеясь, что и впредь Вы будете к нам также доброжелательны, мы молим Бога, чтобы Он послал Вам здоровья со всем Вашим семейством на многие лета.

Благотворительная деятельность Прохоровых была хорошо известна и за пределами Москвы и Московской губернии. Как и в центре ее отличали жертвенность, мобильность, а также органичность и адекватность народным испытаниям.

Во время русско-японской войны в Омске действовал большой лазарет и питательный пункт для раненых, больных, нуждающихся. Им с успехом заведовала Анна Александровна Прохорова (жена Ивана Яковлевича Прохорова), бывшая там и представительницей Красного Креста.

В голод, разразившийся в 1892 году, Екатерина Ивановна Беклемишева, урожденная Прохорова, (дочь Ивана Яковлевича Прохорова и Анны Александровны), открыла в Черниговском уезде столовую для голодающих и больницу для тифозных. Истратила на это большие средства и заразилась от своих больных сыпным тифом. Она являлась талантливым скульптором: ее творения имелись в музеях и многих частных коллекциях. Ее талант перешел к дочери, Клеопатре Владимировне Беклемишевой, одного из самых талантливых и известных скульпторов русской эмиграции.

Так уж повелось все мужчины семьи Прохоровых с детства готовились к труду на своем производстве. Не стали исключением и дети Николая Ивановича. Например, его старший сын Иван, окончивший Московский университет и работавший на фабрике с 18 лет, стал специалистом по текстильному производству и технологии.

После 1917 года он не оставил Трехгорку, как не оставил ее его прадед Василий Иванович в 1812 году во время нашествия французов, как не оставил ее в 1905 году его отец Николай Иванович. И после революции он оставался при фабрике консультантом, несмотря на аресты и угрозу расстрела, поскольку без его участия в то время фабрика не могла нормально функционировать.

Ивана Николаевича Прохорова в 1918 году революционное правительство приговорило к расстрелу. Причиной стало то, что в год нищеты и голода, отсутствия денежных средств он решился выплатить рабочим зарплату натурой - тканями... И сами рабочие его же и отстояли.

Умер последний предприниматель из династии Прохоровых в 1927 году. Рабочие Трехгорки, не испугавшиеся ни угроз, ни конной милиции, несли гроб с его телом до Ваганькова. А на свежий холмик земли положили венок с надписью: С тобою хороним частицу свою, слезами омоем дорогу твою! И еще долго, до самой войны, фабричные рабочие и работницы тайком подкармливали семью бывшего фабриканта.

Многие из потомков известных предпринимателей России разделили участь политических заключенных лагерей системы ГУЛАГ. Только память все пережила...

На протяжении долгих предшествующих лет мы привыкли к тому, что капиталист и фабрикант, заводчик и предприниматель - это плохо. Потому, очевидно, не будем строго судить авторов кинофильма 70-х годов Вера, Надежда, Любовь, по-своему показавших дореволюционную Трехгорку: полуразвалившиеся бараки, пьяные мастеровые, насилующие эксплуатируемых работниц... Как водится. Бог им судья. Однако эти полуразвалившиеся бараки прохоровской и морозовской мануфактур стоят и используются до сих пор.

Прошли десятилетия. И вот, в марте 1994 года в музее Красная Пресня на торжественное открытие выставки Предприниматели Прохоровы собрались их потомки - внуки и правнуки, а также ветераны ткацкой фабрики, сотрудники музея, с трудом собравшие материалы для экспозиции, представители общественности столицы.

Прибыл и автор книги-исследования Русский торгово-промышленный мир Павел Андреевич Примаченко, который посвятил династии Прохоровых часть своего труда, назвав эту главу - Неповторимая династия.

Можно понять волнение внучки Николая. Прохорова Натальи Михайловны, сказавшей: Конечно, отрадно, что сейчас начинается эта акция справедливости. После долгих лет хулы и поношений имена наших близких извлекаются из пепла и ставятся на достойную высоту".

При этом в зале музея присутствовали и другие потомки известной фамилии - Вера Ивановна, Пантелеймон Николаевич, Сергей Кириллович... Немногие из тех, кто ныне живет в России.

Сложилось так, что судьба людская разбросала Прохоровых по всему свету. Их свзывали кровные узы со Станиславскими, Беклемишевыми, Алехиным, Коншиными, Лепешкиными, Лямиными и др.

Представленные на выставке десятки уникальных фотографий, документов, предметов прошлого из коллекций Музея революции, государственных и личных семейных архивов потомков Прохоровых показывали и рассказывали:

о малоизвестных страницах российского предпринимательства;

о многообразной торгово-промышленной, социальной, благотворительной деятельности Прохоровых, представителей третьего сословия, их вкладе в развитие российской экономики;

о том, что открытая в 1816 году на Трехгорке ПЕРВАЯ в России ремесленная школа, а затем и Мануфактурно-тсхническое училище стали ОСНОВОЙ общегосударственной системы профессионально-технического образования рабочих;

о том как химико-аналитическая и химико-техническая лаборатории, где с 1880 года работали профессора Московского университета, обогатили отечественную науку и промышленность выдающимися открытиями, воспитали известных ученых, инженеров, предпринимателей;

о богатстве тканевых расцветок и фасонах платьев и костюмов, шившихся из тканей Трехгорки. Выражение прохоровский ситец вмещало значительно больше смысла, чем просто вид товара: оно означало высокое качество и добротность, художественность и своеобразие всех видов изделий от простого ситца до кашемира и бархата;

о том, что предприниматели владельцы предприятия большое внимание уделяли вопросам духовно-нравственного и патриотического воспитания, культурно-просветительной и социальной деятельности. С этой целью они организовали при фабрике нравственные чтения, воскресные школы, курсы для девочек, библиотеки, первый фабричный оркестр, первый фабричный театр, просуществовавший с 1820 до 1914 года, две богадельни, два санатория, родильный дом, больницу, общежитие для рабочих, лазарет, детский приют, детские ясли и сады, первую в городе фабричную пожарную дружину и т.д. По их инициативе в Москве начали впервые решаться проблемы экологии: с 1840 года на производстве стали использоваться паровые машины, а вместо дров в качестве топлива - нефтяные остатки, бурый, а затем и каменный уголь, производилась очистка сточных вод и проводились конкурсы на лучший способ этой очистки. С 1880 года на Мануфактуре работала своя электростанция, обслуживающая не только производство, но и общежития;

о специальной благодарности Государя Николая I, отметившего в 1853 году братьев Прохоровых "за попечение о благосостоянии и нравственности народа," о самых высоких наградах как в России, так и за рубежом, которых удостаивалась Мануфактура. Только с 1840-1915 годы предприниматели Прохоровы пять раз подтверждали свое право помещать изображения Государственного герба на своих изделиях.

Следовательно, история Трехгорной Мануфактуры и история ее основателей представляют яркий социальный пример того, что духовность и нравственность произрастают не только в среде культуры интеллектуальной, зарождаются они и в глубинах почвы народной и питают культуру деловую, породившую такие традиции хозяйствования и социального благоустроения рабочих, что они не забыты и по сей день.

Уникальность Трехгорки заключается также и в том, что на протяжении жизни всех поколений ее основателей и владельцев здесь сформировалась такая система хозяйствования, которую современные экономисты называют "самовоспроизводящейся", сравнивая ее с японской. В ней был найден разумный компромисс между требованиями рыночной экономики высокой доходностью и эффективностью- и основами здорового уклада жизни народа. Высокая эффектность стала здесь результатом целенаправленной работы по подбору, обучению, воспитанию отечественных специалистов и реализации планов по их социальному обустройству.

Тем и ценен этот социальный опыт, накопленный поколениями предпринимателей в развитии российской экономики, сегодня. Он напоминает, что их жизненный и предпринимательский успех остается значимым и для последующих поколений.

Известный русский просветитель, писатель, гуманист А.Ф. Бестужев-Рюмин писал: ...Вот купец Прохоров, которого я и лица не знаю, но которого почитаю и уважаю выше всех вельмож на свете: он есть истинный сын Отечества, умеющий употреблять достояние свое в истинное благо. ...Он купец по рождению, но в душе выше всякого вельможи ...Прими дань от меня, почтеннейший человек Прохоров, ты помирил еще меня с любезным моим Отечеством: я первого еще из соотечественников моих вижу такого человека и не знаю лица его. Ты краса русского народа... друг человека, соотечественников. Продолжай благодеяния свои....

К началу XX столетия Трехгорная мануфактура стала одним из крупнейших и передовых производств в России.

Судьба ее и в послереволюционный период была неординарной:

слава росла независимо от производственных успехов и достижений. Она являлась объектом особого внимания и заботы членов советского правительства, начиная с В.И. Ленина, а также деятелей культуры. О ней писали книги, слагали песни, снимали кинофильмы. Фабрика стала символом простой, безыскусной мирной жизни, прочности, уюта и тепла. Истоки же этой прочности именно в ее традициях, заложенных столетия назад.

Хорошо выразила эту мысль Н.М. Прохорова, выступая в феврале 1996 года на научно-практической конференции, посвященной
75-летию Серпуховского историко-художественного музея. Она сказала: "Я вижу долг потомков не только в реабилитации достойнейших славных имен, но и в том, чтобы эти имена были подняты на должную высоту, а главное- чтобы деятельность наших предков, результаты ее стали известны нашим современникам и потомкам с тем, чтобы общество могло двигаться вперед, ориентируясь на истинные ценности, выраженные в идеалах добра, справедливости, чести и достоинства."

Одним из знаменательных событий 1999 года стал 200-летний юбилей Трехгорной Мануфактуры, торжества по случаю которого включены решением Правительства Москвы в празднование Дня Города.

В нашей современной истории очень важно сохранение и приумножение тех принципов, лучших социальных традиций, на которых базировалась деятельность предшествовавших поколений; та нравственность и духовность, из которых и произросли "Прохоровские традиции".

ОАО "Трехгорная мануфактура" и ныне от других отечественных производств отличается относительно стабильным положением. На предприятии выпускаются порядка 10 наименований тканей из хлопка и 450 видов швейных изделии высокого класса (в 1999 г. 15 наименований ткани и до 500 видов швейных изделий). Следовательно, здесь не прервалась золотая нить духовности, непреходящих социальных традиций се Величествам Истории России.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Largebrain

Участник


Зарегистрирован: 06.04.2005
Сообщения: 3128
Откуда: Soviet Union

Сообщение  |    Добавлено: Вт Ноя 06, 2007 7:09 pm
Ответить с цитатой

Виктор Ситнов

Династия Солдатенковых из Прокунина

В 1830 году на древнем прокунинском кладбище был похоронен местный старожил Егор Васильевич Солдатенков. Он был современником Герасима Курина, но в его ополчение не входил, хотя к событиям 1812 года имел прямое отношение, что будет видно из нашего рассказа.

История деревни Прокунино уходит своими корнями в глубокое прошлое, когда наша волость Вохна с северной стороны (по реке Клязьме) граничила с другой великокняжеской волостью с названьем Кунья, а к югу от Вохны (с границей примерно по р. Дрезне) была волость Загарье.

Если в Кунью волость и дальше – в Радонежье или Троицкий монастырь направлялись охотники за пушниной, торговые или промысловые (к радонежским бортникам за медом) люди, либо паломники из Серпухова, Коломны, Гжели, Раменья, Бронниц, Гуслицы и т.д., то путь их лежал, как правило, через вохонскую землю и далее – за Клязьму.

От сельца Вохна и соседнего Дмитровского погоста ближе всего к Клязьме были деревушки Дуброво и Прокунино. В последнем топониме тогдашняя приставка ПРО – означала "пред-" или "перед-" ( до ). Таким образом, Прокунино издревле служило как бы предварительным "путевым указателем" близости волости Кунья, земли которой, действительно, начинались сразу за рекой. И характерно, что, например, заклязьминская деревушка, расположенная за Большим Двором, называлась уже Куняево (Куньево) – в последствии Востриково.

Духовное влияние Троице-Сергиева монастыря, вотчиной которого почти двести лет была вохонская земля, изначально усилило и укрепило древлеправославные традиции в селениях волости. Поэтому многие их них не приняли церковных реформ патриарха Никона и остались верны старому обряду, сохраняя ему верность и по сей день. Среди исконных родов Прокунина большинство остались ревнителями древлего благочестия – старообрядцами.

Из уважения к хранителям древлеправославной духовной культуры наших предков автор этих строк проследил и восстановил многовековые родословные древа коренных прокунинских фамилий – Курдиных, Минофьевых, Демидовых, Солдатенковых. О последней и пойдет речь.

Бесспорно, что фамильным родоначальником Солдатенковых является Егор Васильевич, гранитное надгробие которого украшает сегодня прокунинское кладбище. Мы расскажем о нем подробнее чуть ниже. Но всероссийскую известность и славу фамилия обрела благодаря внуку Егора Васильевича – Козьме Терентьевичу Солдатенкову. С него мы и начнем наш рассказ.

Солдатенкова

К.Т. Солдатенков в привычной для себя позе благотворителя, достающего кошелек. Фотография второй половины ХIХ века.

В 2006 году исполняется 105 лет со дня кончины Козьмы Терентьевича – замечательного российского предпринимателя, прогрессивного книгоиздателя, мецената-благотворителя и старообрядческого деятеля, родившегося 22 (10 по старому стилю) октября 1818 г.

Опись наследства Солдатенкова, опубликованная в альманахе "Богородский край" (№ 1 за 1996 г.), красноречиво свидетельствует о предпринимательском таланте Козьмы Терентьевича, а его просветительская книгоиздательская деятельность довольно подробно освещена в книге А.П. Толстякова "Люди мысли и добра". В сборнике М. Гавлина "Российские Медичи" имя Солдатенкова по праву стоит в одном ряду с выдающимися меценатами-благотворителями Морозовыми, Рябушинскими, Третьяковыми, Щукиным, Мамонтовым, Кокоревым, Мальцевым и другими предпринимателями-филантропами второй половины XIX века, чьими благородными деяниями строилась в России новая культурная жизнь.

В последний путь Козьму Терентьевича провожала вся Москва. Гроб с телом Солдатенкова несли от самого Кунцева (его подмосковного имения) до Рогожского кладбища 5 часов. В похоронной процессии можно было увидеть представителей всех сословий – от крестьян до вельможных особ. На могилу было возложено более 70 (!) венков. Один из них – собственноручно городским головой князем Голицыным – "От города Москвы".

Чем же К.Т. Солдатенков заслужил такую благодарность и уважение москвичей?

Будучи одним из самых богатых людей России (его наследство оценивалось в 8 миллионов рублей в ценных бумагах), Солдатенков нашел достойное применение своим капиталам. За 45 лет издательской деятельности (1856-1901) он выпустил около 200 названий книг художественной, исторической, научной, философской, экономической, искусствоведческой тематики, причем около 60% названий составила серьезная переводная литература. Практически все его издания стали ныне библиографической редкостью. Нераспроданные книги на сумму 150 тыс. руб. он завещал Москве.

Начав собирать картины русских художников на 4 года раньше П.М. Третьякова, к концу своей жизни Солдатенков составил замечательную галерею отечественной живописи, которую завещал Румянцевскому музею. Среди 230 ее полотен находились работы Тропинина, Иванова, Брюллова, Перова, Ге, Федотова, Васильева, Пукирева и других знаменитых художников. Кроме того, музею были переданы 28 картин зарубежных мастеров, 17 скульптур, объемное собрание гравюр и рисунков, а также древних русских икон.

Солдатенковская галерея была открыта для свободного посещения гражданами и пользовалась большой популярностью в народе, особенно у студентов, школьников и интеллигенции, о чем свидетельствуют, например, сохранившиеся архивы Павлово-Посадской женской гимназии и Реального училища. Регулярные экскурсии в Румянцевский музей были действенной формой эстетического воспитания учащихся, а также формой их поощрения.

Солдатенков завещал Румянцевскому музею также личную библиотеку из 8 тыс. книг и 15 тыс. журналов. При жизни Козьма Терентьевич ежегодно выделял по тысяче рублей на нужды музея, выплатив в общей сложности 40 тыс. руб.

Завещание потомственного почетного гражданина К.Т. Солдатенкова может служить своеобразным реестром его благотворительной, предпринимательской и общественной деятельности. В разные годы он занимал около двух десятков почетных и ответственных должностей, среди которых особенно показательны такие, как: гласный Московской Городской Думы (1863-1873), штатный член Попечительского Совета Художественно-промышленного музеума (с 17 января 1865 г.), действительный член Академии Художеств (с 19 сентября 1894 г.) и т.п.

На средства Солдатенкова была построена в Москве крупнейшая больница для бесплатного лечения (ныне Боткинская), прекрасно оснащенное ремесленное училище, несколько школ, лечебных заведений, приютов, богаделен. Постоянно выделялись суммы на содержание бедных студентов и гимназистов ряда московских учебных заведений. О его постоянной материальной помощи Рогожскому кладбищу и старообрядцам следует рассказывать отдельно.

Даже беглый обзор заслуг К. Солдатенкова перед русским обществом объясняет почтительное отношение к нему современников и предполагает такое же уважение в нынешнее время. Однако внимание наше к этой выдающейся личности оставляет желать лучшего. Так, в 1993 году практически незамеченным остался 175-летний юбилей со дня рождения Солдатенкова, а в 1998 г. – его 180-летие. И, это грустно.

Изучение фактов биографии таких замечательных людей всегда имело особую значимость для истории русской культуры, а для наших краеведов данная тема особенно актуальна, поскольку род Солдатенковых происходит из деревни Прокунино Игнатьевской (изначально Вохонской) волости Богородского уезда.

Сейчас эта деревня стала ул. Гагарина в городской черте Павловского Посада. Первый космонавт, разумеется, абсолютно никакого отношения к данной местности не имеет. Это типичная топонимическая нелепость – из разряда многочисленных идеологических издержек эпохи развитого социализма.

В большинстве известных публикаций указывается, что род Солдатенковых происходит не из Богородского, а из Коломенского уезда. Однако это не вполне соответствует истине. В обычных границах Коломенского уезда деревни Прокунино никогда не было. Но тогда возникает законный вопрос: почему же в ревизской сказке родоначальника династии Егора Васильевича Солдатенкова (деда Козьмы Терентьевича) отмечено, что он "прибыл в Московское купечество в 1797 году октября 27-го дня из Московской губ. Коломенского уезда Вохонской волости, д. Прокуниной из крестьян"? (Это данные 6-й ревизии 1811 г. по Семеновской слободе Москвы).

Но при этом исследователи "не замечают" ревизских сказок сыновей Егора Васильевича (Терентия и Константина), прибывших и записавшихся в московское купечество по третьей гильдии на 2 года раньше отца (30 июля 1795 г.). А в их ревизских сказках отмечено, что прибыли они из Московской губернии Богородской округи (уезда), Вохонской волости, д. Прокуниной из экономических крестьян. Там же сказано, что "жительство они имеют в приходе церкви Сергия Чудотворца, что в Рогожской части, в собственном доме, а торговлю производят в отъезде шелковым товаром".

Загадка перемещения д. Прокунино (вместе с Вохонской вол.) из Богородского уезда в Коломенский разрешается следующим образом. Павел I, ревизуя предшествующие административные нововведения своей покойной матушки Екатерины II , указом от 31 декабря 1796 г. упразднил Богородский уезд (а также Воскресенский, Подольский, Никитский, Бронницкий), образованный указом императрицы еще 5 октября 1781 г. И Богородские земли были поделены между Дмитровским и Коломенским уездами. Однако, вскоре после смерти самого Павла, сын его Александр I все вернул "на круги своя" указом от 12 февраля 1802 г. Богородский уезд был восстановлен. Вохонская волость пробыла в Коломенском уезде по прихоти Павла всего 5 лет, о чем сегодня знают немногие.

Происхождение Солдатенковых всегда и везде привычно указывается по ревизской сказке Егора Васильевича как главы семейства, а именно – из Коломенского уезда. Нам же удалось проследить "богородские" истоки крестьянского рода Солдатенковых (по ревизским сказкам и церковным исповедным ведомостям) до середины XVII века. При этом выяснилось, что предки Козьмы Терентьевича всегда значились в "записных раскольниках", как и большинство семейств данной деревни.

Сам К.Т. Солдатенков прекрасно знал о своем происхождении, о чем свидетельствует следующий пункт его завещания:

"Внести в Богородскую уездную Земскую Управу, или заменяющее ее установление, пятнадцать тысяч рублей с тем, чтобы капитал этот навсегда оставался неприкосновенным и был положен на имя Общества крестьян деревни Прокуниной, близ Павловского Посада, родины моих доверителей, и с процентов с него выдавалось бы: каждой из девиц этой деревни, которая в течение года, считая с первого января, вступит в законный брак, по пятидесяти рублей; и каждому мужчине, взятому в военную службу в том же году, тоже по пятидесяти рублей; выдачу производить единовременно за две недели до Рождества Христова... а при остатке этой суммы, за выдачей полных пятидесяти рублей, остальную употреблять на уплату лежащих на крестьянах деревни Прокуниной земских повинностей".

Как показывают приходно-расходные книги сельского общества д. Прокунино, приведенный выше пункт завещания К. Солдатенкова в точности выполнялся вплоть до октября 1917 г. Благодарные крестьяне в память о благодетеле постоянно заказывали поминальные молебны, о чем свидетельствуют сохранившиеся расписки о выделении средств на эти требы: "Октября 16 числа получено деревни Прокунина от сельскова старосте от Василия Петровича 5 руб. на литургию за упокой Казмы". Приложена печать: "Священно-иерей Трефилий Лукич Емельянов". Или: "С приложением церковной печати Священник получил от Василия Петровича Булычева 5 руб. заупокой Казмы, О. Трефилий Лукин Емельянов". (Орфография подлинников – В.С .)

Истоки неустанной и благотворительной деятельности К.Т. Солдатенкова видятся нам в его высокой христианской духовности, обусловленной религиозно-нравственной "прививкой", кото­рую он унаследовал от предков-старообрядцев, ревниво охранявших вековые идеалы "древлего благочестия". Это предполагало не только истинную беззаветную веру, но и жизнь в соответствии с этой верой.

Егор Васильевич мог служить достойным примером для своего внука во всех отношениях. Он никогда не изменял старой вере, не боясь всю жизнь числиться в "записных раскольниках". Эта твердость духа, вера и надежда на высший Божий промысел помогали трудолюбивому, предприимчивому крестьянину успешно строить свою жизнь.

Судя по данным из книги И.Мешалина "Текстильная промышленность крестьян Московской губернии в XVIII веке и первой половине XIX ", Егор Васильевич с двоюродным братом Егором Яковлевичем первыми из односельчан воспользовались свободой ткачества на станах, объявленной для крестьян в 1769 г. Уже на следующий год у первого в светелке работало три, а у второго – четыре шелкоткацких стана. Два стана заработали и у соседнего сметливого крестьянина-старообрядца Ивана Ильича Курдина ( одного из предков автора этой публикации – В.С . ).

Указ от 6 мая 1784г. о поощрении местной промышленности позволил Егору Васильевичу в том же году организовать уже небольшое шелкоткацкое предприятие, где на 13 станах работали 26 человек, в том числе сам хозяин и члены его семьи. Сыновья Солдатенкова – Терентий и Константин – были первыми помощниками отца.

Предприимчивые братья наладили активные торговые связи с Москвой, потом переселились туда (1795 г.) и открыли свое собственное предприятие, которое в 1807 году размещалось в 4 корпусах. На 49 станах производились шелковые ткани, а на 30 – миткаль при 110 наемных рабочих. В надежные руки передал дело Егор Солдатенков, живя рядом с сыновьями и молясь за них на Рогожском кладбище.

Терентий Егорович Солдатенков

Летом 1812 г. в связи с наполеоновским нашествием Солдатенковым пришлось покинуть Москву, но Егор Васильевич, движимый высоким патриотическим и гражданским чувством, пожертвовал 20 тыс. рублей на защиту Отечества. На эту огромную сумму можно было экипировать и вооружить немалый отряд ополченцев. Пожертвования такого масштаба по Московской губернии, возможно, еще и были, но подобные примеры среди уроженцев Богородского уезда нам пока не известны.

При таком достойном поступке стоило ли московскому тогда купцу Егору Васильевичу Солдатенкову на седьмом десятке лет самому вставать с вилами или мушкетом в ряды вохонского народного ополчения, которое и так насчитывало более пяти тысяч крестьян – это к вопросу участия Е.В. Солдатенкова в событиях 1812 года. Козьма Терентьевич гордился этим благотворительным поступком деда, стараясь быть достойным его памяти.

В 1819 году Егор Васильевич выписался из Москвы в богородское купечество и доживал свой век в родной деревне Прокунино у двоюродного брата – Егора Яковлевича, потомки которого и до сих пор живут здесь. Недавно ушел из жизни один из них – известный павловопосадский краевед Сергей Григорьевич Солдатенков (1945-2000).

Благочестивый Егор Васильевич, тихо и скромно доживая последние годы на земле предков, не кичился своим первогильдейским купеческим прошлым и тем, что его сын Терентий также стал известным столичным купцом 1 гильдии и претендует на звание почетного гражданина. Любопытно, что в исповедных ведомостях Воскресенской церкви села Павлова за 1820-е годы Е.В. Солдатенков, живущий в крестьянской семье "записных раскольников" и сам числился как обыкновенный крестьянин-раскольник Егор Васильев, Как видно, его это не очень заботило...

Известно, что могилы Солдатенковых (в том числе и Козьмы Терентьевича) на Рогожском кладбище, к сожалению, утеряны. Тем пристальней с годами становился наш интерес к чудом уцелевшему на старообрядческом Прокунинском кладбище массивному надгробию из серо-розового гранита, на котором высечено:

"Под сим камнем погребено тело раба Божия Георгия Васильевича Солдатенкова. Скончался 1830-го года июня 11 дня в 10-ть часов пополунощи. Жития его было 86-ть лет 26-ть дней, Тезоименитство его мая 16-го дня".

Старообрядческий священник о. Сергий Дурасов и краевед С.Г. Солдатенков у могилы Е.В. Солдатенкова, май 1997 г. Фото Е.Н.Маслова

Теперь уже нет сомнений о принадлежности этого замечательного памятника родоначальнику славной династии Солдатенковых – Егору Васильевичу (по святцам Георгию). Факт его кончины в 1830 г. зафиксирован в ревизских сказках г. Богородска по 8 ревизии за 1834 г. А в "Книге Богородского Магистрата на записку духовных завещаний на 1829 год" мы обнаружили и полный текст духовного завещания Е. Солдатенкова. Предлагаемый нами документ публикуется впервые (орфография подлинника):

"Духовное завещание Егора Васильевича Солдатенкова. Я, нижеподписавшийся Богородской 2 гильдии Купец Егор Васильевич Солдатенков, находясь в здравом рассудке и твердой памяти на основании Городового положения 88 Статьи при нижеподписавшихся свидетелях, учинил Сие Духовное завещание о всяком ныне имеющимся у меня и впредь быть могущем имении, в том что по кончине Моей какое останется после меня имение как недвижимое так и движимое в чем бы оно ни заключалось в домах ли лавках ли или в фабричных заведениях а движимое в образах, вещах, имуществе, Долговых Актах, Наличных Деньгах, словом всякую принадлежность и под всяким наименованием без всякого исключения предоставляю во всегдатную единственную и неотъемлемую собственность и полное распоряжение одним сыновьям моим Московским Купцам Терентию и Константину Егоровым Солдатенковым.

С тем что ни дочерям моим как достаточно от меня ни награжденным и никому из родственников моих от сих сыновей моих никакого Моего имения ни под каким предлогом не требовать. Цену же всему имению какое после меня останется имеют объявить по совестя сами означенные преемники онаго сыновья мои Терентий и Константин Солдатенковы.

Марта дня 1829 года."

Другим почерком дописано: "Подлинное завещание на руки получил богородской 2 гильдии купец Егор Васильев сын Солдатенков а вместо ево за неумением грамоты и писать по ево личному прошению богородский купец Иван Семенов сын Кумав руку приложил".

(И.С. Кумов – известный потомственный богородский старообрядец – прим . B . C .).

Принимая во внимание грустный факт потери могил славного сына России Козьмы Терентьевича Солдатенкова и его родителей на Рогожском кладбище в Москве, мы сегодня с удовлетворением можем констатировать, что, к великому счастью, Промыслом Всевышнего сохранена и продолжает храниться на Вохонской земле могила родоначальника династии Солдатенковых.

Теперь каждому русскому становится понятно, какой символический смысл, какую национальную, историческую и культурную ценность обретает этот древний, чудом сохранившийся памятник на прокунинском кладбище! Время всероссийской известности и паломничества к нему еще не настало, но оно зримо приближается. Вот почему этот уникальный памятник требует срочных и действенных мер по его охране и от посягательств на эту священную территорию всяких "новых русских".

До последнего времени у этой святыми была своя небесная защита. На земле же ее хранил упомянутый выше краевед Сергей Григорьевич Солдатенков, который дважды с помощью односельчан устанавливал гранитное надгробие на свое место.

Итак, благословенная вохонская земля, наперекор социальным катаклизмам, продолжает хранить свои святыни, оживляя и материализуя нашу историческую память, давая нам истинные духовные ориентиры на спасительном пути национального возрождения.

Вохонский край. Краеведческий калейдоскоп. 2006, № 2
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему   вывод темы на печать    Список форумов Я - Anti-Orange! -> Война миров Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Администрация сайта не несет ответственности за публикуемые на форуме сообщения

© 2005-2016 www.Anti-Orange-ua.com.ru